Необычная история

31 341 подписчик

Свежие комментарии

  • Ivan Daraktchiev
    Нельзя строить истории из-за легенд – надо основываться на фактов и докладах хронистов. ПВЛ есть легендарный рассказ ...Где крестился кня...
  • M T
    Московия - "общественный договор"? Точно! Между ханом и холопами. При чем, со времен мифического "свержения ордынског..."Московия" - стра...
  • M T
    "...самих литовцев было очень мало"? Фальшивая версия псевдо-"истории", которую проходили в советской средней школе -..."Московия" - стра...

"Московия" - страна общественного договора

Традиционно, с легкой руки "интуристов" Московию принято считать классической восточной деспотией, страной рабов, страной господ, в которой государь имеет абсолютную власть над своими подданными и волен делать с ними и их имуществом все, что ему вздумается. Одним словом, ужас-ужас-ужас. Но вот что примечательно - если поработать с актовыми материалами, то складывается совершенно иная картина.

И так, и этак, но складывается четкое ощущение, что в Русском государстве, грубо говоря, действовал своего рода "общественный договор", в рамках которого "дело государево" (война, дипломатия, внешняя политика) и "дело земское" (местное самоуправление) довольно четко разграничивались, но при этом взаимодействовали - на правах партнерства, где старшим, ведущим партнером была верховная власть, а земство выступало младшим, ведомым партнером, но обладающим своими правами, о которых оно знало и которые оно защищало. Одним словом, "земля" была не бессловесным скотом, но субъектом права, и верховная власть, которая не могла обойтись без поддержки "земли" в управлении страной, не могла не учитывать этого и шла на компромисс с нею. И те же "реформы" Ивана Грозного можно расценивать как своего рода конституирование, узаконение этой системы.



Почему же "интуристы" этого не видели? Опять же, складывается впечатление, что они приняли за чистую монета официальные декларации верховной власти ("яз волен в холопех своих..."), но из-за закрытости московского общества и его самодостаточности они, не будучи "впущены" на "кухню" московской политики, не были осведомлены об особенностях московских административных и правовых практик. Московиты не были поклонниками писаного права, ориентируясь на традиционное обычное, неписаное право, и закрытость московского общества не позволила "интуристам" вникнуть в особенности московского обычного права. Отсюда и видимое противоречие между описанной "интуристами" картины всевластия Московита и той политической, административной и правовой реальностью, в которой жили и действовали сами московиты.

В Русском государстве, в особенности в досмутное время, в XVI в., сложилась своеобразная (впрочем, так уж ли она своеобразная, если она существовала повсеместно в то время по всей Европе) "система" взаимоотношений между верховной властью, государством, и обществом, "землей", система, построенная на отношениях своего рода "партнерства" и разделения компетенций (о чем я уже не раз писал) и сфер управления. И в этой системе "земля", "земство", "земское" самоуправление играло роль чрезвычайно важного и необходимого (без которого система управления государством просто не функционировала бы) элемента государственной машины с чрезвычайно широким полномочиями и правами.

Если хотите, то тогда реально существовало то, что сегодня назвали бы "гражданским обществом" (кстати, я его совсем не идеализирую, поскольку и тогда, и сейчас в этом обществе так или иначе будут всем рулить "лучшие люди" - "цапки" местного розливу или, если хотите, некто вроде семейства Клергов в Монтайю - читай одноименную работу Ле Руа Ладюри). И если вас не устраивает засилье нынешней бюрократии (глупость какая-то - а без нее точно лучше будет? В этом есть уверенность?), тогда, быть может, лучше обратиться к опыту "земского" самоуправления Московии XVI - начала XVII вв. (которое, кстати, было конституировано окончательно во времена Ивана Грозного и спасло Россию в Смутное время, когда центральная власть рухнула). Правда, для этого придется поменяться нам самим, встать с дивана и отложить в сторону клавиатуру, а заняться чем-то более конкретным и полезным для общества (однако это тема для отдельного разговора).

Как бы то ни было, но царство осталось, Казань и Астрахань - наш, да и Сибирь тоже наш, Крым после Молодей так и не оправился, Великое княжество Литовское захирело и было поглощено Польшей, Судебник остался, равно как и книгопечатание, приказы будут эффективно работать до самых петровских реформ (и еще неясно, что лучше - приказы или коллегии), и, самое главное (на мой взгляд) - конституированное и легитимизированное свыше земское самоуправление (то самое, которое по факту было ликвидировано Петром - поскольку, по его словам, «…и с крестьян выборным при судах и у дел не быть для того, что всякие наряды и посылки бывают по указом из городов, а не от церквей, к тому ж и в уездех ис крестьянства умных людей нет». Для Ивана умные были, а для Петра таких не нашлось, увы) набралось опыта и, в тяжкую годину, когда венец Мономахов стал игрушкой в руках придворных интриганов, самозванцев и чужестранцев, взяло на себя функции управления страной и спасло Россию. Но за все это, конечно, Иван недостоин ни памятника, ни даже простой благодарности потомков.

Виталий Пенской

"Московия" - страна общественного договора

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх