Необычная история

31 391 подписчик

Свежие комментарии

  • Анатолий Сергеевич14 апреля, 21:05
    Не смерть Героя обрекла, а шайка недоумков-предателей во главе с меньшевиком (даже "большинство" сам себе присвоил) У...Смерть генерала К...
  • Александр Романченко14 апреля, 21:01
    "...Идеологи Ватикана обратили свой взор на Русь. Без лишнего шума в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются...ЗА ЧТО МИХАИЛ ЛОМ...
  • Николай Берлизов14 апреля, 20:33
    О том, что изложенный текст не соответствует действительности, доказывать что-либо автору нет смысла: он сам это знае...Ломоносов и Росси...

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

 

А. Романченко

по научно популярной книге авторов: А.А.Бычков, А.Ю.Низовский,

П.Ю. Черносвитов

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Об Олеге, а точнее, об Олегах, нам известно все или практически все. Только главными источниками биографических сведений об этом варяжском конунге являются не русские летописи — из них известно лишь то, что было с Олегом на Руси в последние годы его жизни, а скандинавские саги.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Ниже мы постараемся дать читателю представление о богатстве того скандинавского эпического материала, который может относиться к якобы русскому князю Олегу, ко всем этапам его жизни. Тот текст, который мы предлагаем, не является полным сводом текстов саг в чистом виде: их истинный объем громаден. Так что это — компиляция, составленная нами самими, в которой сделан упор на наиболее интересные для нас моменты биографии данного персонажа (или персонажей?). Кроме того, надо отметить, что большинство саг, которые нами использованы в качестве основы, скандинавская историко-литературная традиция относит к циклу «Саг о древних временах», которые самими скандинавами именовались в просторечии «Лживыми сагами». Однако, по мнению исследователей, не так-то просто четко отделить их от прочих циклов саг, поэтому степень достоверности этого типа источников всегда достаточно условна [Древняя Русь в свете зарубежных источников, 1999, с.

423].

В детстве нашего героя звали Одд. Он был сыном Грима

с острова Рафнисти, ныне Рамстад.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Тесть его отца умер, и отец с матерью поехали на похороны в Вик (Христиания). В Берурьйоде, между Экерзундом и Ставангером, жена родила мальчика. Землевладельцем этого места был Ингйальд, который предложил оставить новорожденного у него в знак дружбы и породнения. Родители назвали сына Хрольвом, а приемный отец — Оддом.

Специально отметим это обстоятельство два имени нашего героя: Хрольв и Одд. Потом читатель поймет, почему это важно.

У Ингйальда был свой сын — Асмунд. Когда Одду исполнилось 12 лет, Ингйальд пригласил колдунью по имени Гейда. С ней был хор из 15 девушек и 15 юношей. Она предсказывала судьбу и погоду, а также все, о чем ее спрашивали. Приехав ночью, она вышла и приступила к гаданию. Утром она сообщила Ингйальду о погоде и будущей зиме. Затем он спросил ее о своей судьбе.

— Ты будешь жить в большом почете до старости.

Потом подошел Асмунд.

— Далек твой путь на земле. Не измучит тебя преклонный возраст, и станешь ты добрым молодцом.

Одд же не хотел подходить, а запрятался под шкуры. Но она заметила его и спросила, кто там спрятался под шкурами? Вылез Одд и приказал ей замолчать и не думать о его судьбе, так как он не верил ее словам, а иначе обещал щелкнуть палкой ее по носу.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

— Не боюсь я твоих угроз. Широки фиорды, которые ты переедешь. Проживешь ты долгий век — 100 лет — но сожгут тебя здесь, умрешь же ты от своего коня Факси (имя это означает «Грива»).

— Рассказывай сказки, старая баба! — закричал Одд и ударил ее палкой по носу и разбил ей нос до крови. Колдунья приняла подарки и уехала, обидевшись на такое отношение к ней Одда.

Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с Асмундом повели коня в долину, убили его и труп бросили в яму, которую завалили огромными камнями. Торфеус сообщал, что еще в его время жители той местности, где лежит Беруриод, рассказывали, что для того, чтобы спастись от предсказанной смерти, Одд утопил своего коня в болоте, но болото это со временем пересохло и в конце концов много лет спустя Одд все-таки не ушел от своей судьбы.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Придя домой, Одд заявил: «Никогда больше не возвращусь сюда!» Воспитатель ответил: «Это будет прискорбно для меня». Одд сказал: «И поделом тебе, зачем надо было приглашать колдунью?!» И Одд уехал с побратимом к своим родителям. Здесь он узнал, что его младший брат Гудмунд и племянник Сигурд собираются в набег на Биармию.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Одд попросил взять и его. Но те не согласились, сказав, что не намерены ожидать его сборов. Однако в течение двух недель им так и не удалось отплыть, и тогда они сами уже предложили Одду идти с ними, отдав ему один из двух кораблей.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Отправляя сыновей в путь, отец дал Одду три волшебные стрелы его деда Кетиля, которые, пущенные, возвращаются обратно к пустившей их тетиве. И братья ушли в поход.

И вот как-то затемно прибыли они к берегам Финляндии. Из-за отсутствия ветра, которого не было три дня, пришлось задержаться здесь. На берегу были лишь землянки финнов. Утром Гудмунд со своими людьми отправился в набег. Грабили и насиловали женщин, так как мужчин не было в стойбище — все они ушли на охоту. Одд отказался грабить землянки, заявив: «Никакой славой не кажется мне насиловать женщин. Вы же еще примете вознаграждение за ваши поступки. Завтра утром я отплываю». И как только поднялся ветер, корабли ушли в устье Двины. Поднявшись вверх по Двине, причалили верстах в 30 выше современного Архангельска и увидали большую избу, в окнах которой виден был яркий свет. Одд подкрался к избе. В избе шел пир горой, но виночерпий постоянно выходил на крыльцо, где стояла бочка с хмельным напитком. Одду показалось, что виночерпий не финского племени, а норвежец. Тогда, дождавшись, когда виночерпий снова вышел за напитком, Одд схватил его и утащил на корабль.

На корабле его допросили. Он действительно оказался норвежцем, уже семь лет живущим в этих местах. Одд потребовал, чтобы тот указал добычу. И пленник поведал, что выше по реке есть курган — Холм Обетов — за каждого покойника и за каждого народившегося ребенка надо отнести туда горсть земли и горсть серебра. Одд послал Гудмунда грабить курган, сам же остался стеречь корабли и пленника. К вечеру Гудмунд вернулся, неся серебро на носилках. На следующий день Гудмунд и Сигурд остались стеречь корабли и пленника, а Одд и Асмунд пошли с людьми к кургану. Там они спешно стали набивать серебром заплечные мешки, в спешке — прямо с землею. Набрали столько, сколько могли свободно нести, и не более, так как боялись прихода местных жителей.

Пока они шли к кургану, Гудмунд и Сигурд пили и рассуждали о добыче. Воспользовавшись их невнимательностью, пленник прыгнул в воду и поплыл к берегу. Гудмунд бросил в него копье, ранив в ляжку, но пленнику удалось уйти. Он обо всем сообщим местным жителям, которые и напали на викингов. Но корабли успели сняться и уйти, а отряд Одда был вынужден принять бой.

Перед боем Одд предупредил, что если кто-либо будет убит, то того немедленно надо будет бросить в воду, ибо если труп попадет к врагу, то их всех заколдуют. А они в это время были на берегу реки, на косе, которую перегородили своим строем. Начался бой. И победили викинги местных воинов, не показавших большого умения в бою.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

После этого они забрали оружие павших, отделили серебро от земли, ибо торопиться и бояться кого-либо уже было не нужно, и пошли к кораблям.

Придя на место стоянки, викинги обнаружили, что кораблей нет. Тогда Одд поджег дерево, загоревшееся, как огромная свеча. Увидав сигнал, корабли вернулись и подобрали отряд Одда. Оба корабля, захватив добычу, пошли в Финляндию.

Здесь им снова пришлось остановиться в той же бухте, где они ранее грабили землянки. Потом отсюда они пошли домой, но финны, в отместку, завязали на ремешке три узла, произнесли проклятие и развязали один узел — поднялся ветер. Затем финны развязали второй узел — и поднялся сильный ветер. Затем развязали третий узел — начался ураган. Двадцать дней не прекращалась буря, и все думали о своей погибели. Так финны отомстили за своих поруганных женщин.

Тогда Одд сказал брату: «Выброси за борт все награбленное у финнов, иначе нас ждет смерть».

— Зачем выбрасывать то, что после этого никому не пригодится?

— Выброси, ибо иначе ветер не стихнет.

И выбросил брат его все награбленное в землянках. И все выброшенное собралось в одну кучу и понеслось навстречу ветру — к родным берегам. И в тот же день буря прекратилась. А корабли оказались далеко от родных берегов, в стране Ризаланд (в Стране Великанов).

Как только туман рассеялся, увидел Одд берег. Все выбились из сил и лишь Одд и Асмунд еще держались. Асмунд помогал Одду во всем и делил с ним все опасности.

«Судя по рассказам мудрых людей, — подумал Одд, — это страна великанов Ризаланд. Но наши люди столь утомлены, что нам остается только добраться до берега и отдыхать где бы то ни было». Приблизившись к берегу, увидели они, что против них выступает мыс, либо большой остров. Одд велел кораблям пристать. Нашлась и удобная гавань. После того как устроились, Одд велел грести вдоль берега, чтобы узнать, каков он собой. Тогда убедились, что пристали к большому острову, плодородному, но невозделанному. В лесу было много зверей, у самого острова много китов и моржей, а также птиц. Одд приказал своим людям быть настороже:

— Двенадцать человек должны бодрствовать каждую ночь на острове. Охотою мы добудем себе припасов и, по возможности, подкрепимся.

На острове они выстроили хижину. Однажды в лесу они встретили огромного бурого медведя. Одд выстрелил и убил его. Затем он велел набить шкуру и раскрыть так, чтобы можно было стрелять изо рта, стоя сзади. В рот чучелу положили каменную плитку, чтобы там мог гореть огонь. Потом поставили чучело на скалу, которая смотрела в сторону материка, а голову медведя повернули так, чтобы и она тоже смотрела в глубь материка.

Обитателей острова было мало, но они были такого большого роста, что решили, что они действительно великаны, хотя и мелкие. Однажды вечером Одд увидал, что толпа великанов собралась на мысу противоположного берега, по другую сторону пролива. Одд и Асмунд решили разведать их замыслы и тихо погребли к тому берегу. И услышали как разговаривают великаны.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

— Вы знаете, какие-то дети прибыли на наш остров и убивают наших зверей и дичь. Я вас просил прийти сюда, чтобы посоветоваться относительно их истребления. Вот это кольцо я дам тому, кто их убьет.

Так говорил их царь по имени Бади. Женщина по имени Гнейп ответила:

— Мы обязаны исполнять все твои приказы, но приятнее всего, когда ты предлагаешь такие подарки. (Бади не мог принять участие в уничтожении пришельцев, так как у него в это время были раздоры с его братом — Бьйолем.)

Вдруг Бади сказал:

— Видите ли, как эти двое бородатых детей прислушиваются к нашему разговору здесь под горой на лодке? Вот я им пошлю поклон!

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

openclimat.ruсогласно германо-скандинавскоймифологии, злобные...

И бросил в викингов огромный камень. Одд приказал скорее отгребать от берега. Затем полетел другой камень, от падения которого пошла большая волна. Одд приказал спешить к острову.

Спустя немного времени женщина стала перебираться на остров. Она была в кожаной юбке, большого роста и очень свирепа. Она подошла к кораблям и трясла их с такой силой, что чуть было не сломались мачты. Одд подкрался к чучелу медведя, разжег огонь в пасти и затем пустил в женщину стрелу. Женщина подставила руку и стрела не проникла в нее, как будто рука была из камня.

Тогда Одд вынул подарок отца — волшебные стрелы. Опять женщина подставила руку, но стрела прошла сквозь кисть и, попав в глаз, вышла из затылка, после чего возвратилась к своей тетиве. Гнейп сказала: «Это нехорошо, но я должна идти вперед». Одд выстрелил второй раз, и произошло то же самое со второй рукой и вторым глазом. Ослепнув, она удалилась. Одд решил пойти за ней и посмотреть, где же она живет.

Он долго шел за ней по горам. Наконец он увидел огонь и забрался в пещеру. Над огнем висел огромный котел. Вокруг сидело много народа, а на почетном месте — страшное чудовище. Оно было все черное, кроме глаз и зубов. Нос был большой, горбатый и сгибался вниз надо ртом. Губы толстые — нижняя свисала над грудью, а верхняя скручивалась под носом. Волосы жесткие, как ус кита, покрывали всю его грудь. Глаза были как две кадки. Такого же вида была и жена его.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Чудовище сказало:

— Убить нам Одда не удастся, так как ему присужден гораздо больший век, чем другим людям. Я знаю также, что финны пригнали его сюда, чтобы мы его убили. Но так как это невозможно, то я ему дам, пожалуй, попутный ветер, ничуть не меньший, чем тот, каковой финны дали для пути сюда. А за то, что он стрелял в мою дочь, я дам ему прозвище Одд Стрела (Oddr Ocrvar).

Услыхав это, Одд выстрелил в великана. В суматохе люди повскакивали со своих мест и стали убивать друг друга, а Одду удалось благополучно скрыться в темноте. Пока он добирался назад к кораблям, великаны опять собрались на мысу, выражая удивление, что им не удалось убить пришельцев.

 У них зверь, который дышит стрелами и выпускает пламя изо рта. Не могу понять, кто их послал к нам. Впрочем, я хочу спать и ухожу.

Они бросили камни в возвращавшихся на лодке Одда и Асмунда и разошлись.

Одд рассказал ожидавшим все то, что с ним произошло, и велел поднять парус, так как поднялся ветер, который был, пожалуй, сильнее прежнего. Началась страшная буря и метель, ударил такой мороз, что волны, вздымаясь, замерзали в виде гор. Двадцать дней они плыли, постоянно выкачивая воду, и наконец снова оказались в Финляндии, где нашли гавань и отдых. Это была та же гавань с землянками. В отместку за козни финнов, викинги опять разграбили финские землянки. После этого отправились домой.

Вернувшись на родину из страны великанов Ризаланд, Одд с братьями всю зиму пировали, а весной пошли в новый поход — на Балтику.

Первой землей на пути Одда была Дания. В Дании Одд помог датскому королю Омунду в борьбе с королем Рингом, на дочери которого он женился. И хотя побежденный король Ринг был ранен Оддом, но, переступив через обиду, благословил этот брак.

В 852 году Одд, по-видимому, участвовал в набеге на Ладогу (Альдсйгьюборг, Альдсйгью). Получив богатый выкуп, дружина Одда возвратилась в Данию. В этот период Одд три года владел Ирландией и воевал с английским королем Ятмундом.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

В Ирландии Одд потерял побратима Асмунда, с которым был очень близок. Когда Одд стал грабить страну, жители удалились в лесные дебри. Одд зашел в лесную страну так далеко, что следовать за ним мог только Асмунд. И вдруг неведомая стрела пронзила грудь Асмунда, и тот умер.

Одд решил мстить за смерть Асмунда. Вскоре он встретил группу людей. Их король, которого можно было узнать по одежде, еще держал в руках лук, из которого был убит Асмунд, и Одд убил его волшебной стрелой, а с ним еще шесть человек. Остальные бежали. Преследуя их, Одд попал в чащу. Чтобы продраться через нее, он был вынужден вырывать кусты с корнем. В одном месте куст выдернулся неожиданно свободно, и под ним Одд увидел дверь, ведущую под землю. Спустившись в подземелье, Одд увидел семь прекрасных женщин. Это были женщины-эльфы. Вид их сразу очаровал Одда. Схватив самую красивую, он захотел ее увести. Но она пригрозила ему карами небесными и взамен пообещала сшить ему волшебную сорочку, которая предохраняет от ранения железом.

Женщина-эльф (Эльфа) обещала сделать такую сорочку за год. И Одд пока решил вернуться на родину и отвезти туда тело Асмунда для погребения.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Вернувшись в Ирландию, Одд сразу женился на дочери ирландского короля и жил с нею три года. А в назначенный срок к Одду приехала в карете Эльфа и привезла обещанный подарок.

Через три года Одд вернулся в Норвегию, где воевал с конунгами Иваром и

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Хлодвером. Сохранились сведения, что Одд посещал Гренландское море и достигал берегов Америки.

Затем Одд решил совершить поездку на Ближний Восток в Святую Землю. Сев на корабль, он поплыл мимо Аквитании и

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

пристал к берегам Сицилии, где его радушно встретили братья-норманны, владевшие в это время островом. Аббат местного монастыря оказал ему гостеприимство и попросил Одда наказать морских разбойников. Эту просьбу Одд выполнил, прогнав корсаров до греческих островов.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Возвратившись в Сицилию, Одд принял святое крещение вместе со всеми своими воинами и получил христианское имя Феодор.

Из Сицилии Одд-Феодор отправился в Иерусалим, но по пути буря разбила корабль. Держась за обломки, Феодор достиг берега и по' суше добрался до Иерусалима. Побывав на Святой Земле, где он купался в Иордане, он морем отправился в Сирию.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

На обратном пути из Иерусалима Феодор попал в Гуналанд (вероятно, пройдя через Византию и Болгарию). Вначале сразу по прибытии в Гуналанд (ныне эта земля называется Венгрией и Моравией) встретил Феодор у небольшой избы Иольфа, который рубил дрова, и Иольф пригласил Одда-Феодора переночевать у него.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

За ужином Одд подарил Иольфу красивый нож. Когда Одд проснулся, Иольфа уже не было. Возвратился он лишь к полудню, принеся в дар Одду три прекрасно обработанные стрелы с каменными наконечниками. Приняв их в дар, Одд отправился к местному королю Геррауду (Рюрику) и попросил позволения остаться у короля на зиму. Чтобы его не узнали, он ходил, укутавшись в плащ, почему и получил прозвище Кофлмадрин («человек в плаще»).

Стремясь сохранить инкогнито, Одд говорил, что ни на что не способен, так как долго жил в лесу. На пирах его сажали у самых дверей — на месте, наименее почетном, а потом назначили собирать убитых на охоте зверей. Но на первой же охоте он убил больше всех. Король заподозрил, что это не простой человек.

Двое его подданных вызвали Одда на состязание в плавании, и Одд победил их. Тогда решили подпоить Одда и выведать, кто он такой. Оба молодца по очереди подходили к Одду с рогом вина и пели славу своим подвигам. Самохвалил себя в ответ и Одд, перечисляя свои подвиги, каждый раз осушая рог.

Король же записывал все, им сказанное, на дощечку и в итоге убедился, что перед ним знаменитый герой Одд. Изобличенный таким образом, Одд сбросил с себя плащ и предстал перед королем в пурпуре (одежде царей), со светлыми волосами, убранными на челе золотым обручем. Его посадили на самое почетное место, и он посватался к дочери короля — Силькизиф.

Тем временем король Бьялкаланда отказался платить Рюрику-Геррауду дань. Геррауд пообещал свою дочь тому, кто покорит Бьялкаланд. Одд совершил поход в Бьялка-ланд, где он, как христианин, разрушил языческие храмы и жертвенники.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

В бой с ним вступили королева бьялков Гида и ее сын Видгрип. Одд убил Гиду волшебными стрелами Иольфа, так как обычные стрелы с железными наконечниками ей были не страшны. Первая же стрела пробила руку королевы и попала в глаз, вылетев из затылка, вторая пробила второй глаз, а третья вонзилась в туловище колдуньи, и та погибла. Затем Одд убил и ее сына.

Наутро король с остатками войска отступил в свой город. Одд громадным колом разбил ворота и им же нанес удар по голове короля Бьялкаланда Альфа Бьялки. Завладев страной, он привез к Геррауду несметные сокровища.

Вскоре после этого Геррауд умер. Одд женился на его дочери и стал королем Гунландии, завладев славянскими землями к северу от Дуная. Вот тогда-то, после смерти Геррауда-Рюрика, сделавшись наследником его владений, он, наверное, и получил почетное прозвище «Хельги» (Хельг). Заметим, что в Скандинавии — по крайней мере, ко времени составления саг — Хельги воспринимается как обычное имя, хотя еще не забыт смысл этого слова — мудрый, вещий. Однако, возможно, его мог получить не каждый, а лишь тот, кто проявил это качество. Таким образом, это не просто имя, а, скорее, почетное прозвище, почти титул, особенно — в иноязычной среде. Для Одда — это славянская среда, в которой он и становится «Хельги» — Олг по-древнерусски, Олег, притом — Вещий Олег!

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Тем временем, в 844 году из-за натиска немцев на земли славян-ободритов и гибели их князя Гостомысла у славян начались раздоры. Часть племени с Вадимом, сыном Гостомысла, переселилась на земли вокруг озера Ильмень, в страну Колбягию (Кюльфингаланд; кюльфинги — значит «копейщики», основным оружием местных жителей были копья, у варягов же — топоры). Здесь, на севере современной России,

в городе Альдейгья (Ладога),

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

проживали выходцы из Упсалы —

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

шведы-колбяш. В деревнях же и весях проживало местное финноязычное население — чудь. Пришельцы из славянской земли ободритов поставили новый город — Новгород.

Согласно легенде, город Ладога был основан самим богом Одином.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

В VII веке город был покорен королем Ингваром. С тех пор город находился в зависимости от Упсальского короля [подробнее об этом см.: Древняя Русь в свете зарубежных источников, М., 1999].

В конце IX века Ладогу захватил конунг Эйрек, в дружине которого находился берсерк Грим Эгир (Великан Моря), по силе и удали превосходивший своего господина. От руки Грим Эгира погиб ладожский конунг Хрсггвид (Древо бури), великий конунг и мудрый правитель. Над ним насыпали курган, вокруг которого потом происходили чудеса.

Грим Эгир убивал людей, то исторгая огонь, то изрыгая яд, и никто не мог устоять перед ним. Против Эйрска и его берсерка и выступил Хельг Одд-Феодор-Хрольф, подойдя к Ладоге с юга по течению реки, идя через земли Смоленские.

Вот тут-то и надо вспомнить, что у Одда было второе имя, точнее — первое, родительское: Хрольв, о чем мы говорили выше. Это и заставляет (точнее, судя по развитию событий, дает нам право) предполагать, что герой другой саги — Хрольв-Пешеход — все тот же наш Хельги-Одд!

Произошла ужасная битва между Хрольфом и берсерком. Если отбросить сказочные черты битвы, то результат боя следующий: Хрольф-Одд убил Великана Моря, проткнув его мечом. Умирая, Грим Эгир потребовал, чтобы его похоронили в большом кургане у моря, «и каждый, кто высадится в том месте, погибнет». Хрольф-Одд и его люди насыпали три кургана. В третьем кургане у моря был захоронен Грим Эгир. Место было выбрано так, чтобы туда не могли подойти корабли.

После победы над Грим Эгиром и смерти Эйрека, Хрольф Пешеход, он же Одд Стрела, женился на дочери конунга Хреггвида и стал правителем Гардарики. Но его резиденция располагалась уже не в Ладоге, а в Новгороде, политическое влияние которого начинает быстро расти с середины IX века. Женившись на дочери местного конунга (князя), Хрольф получил законное право называться князем. Но на Руси то он больше известен как Вещий Олег. О смысле этого имени — почетного прозвища мы говорили выше. Добавим, что «вещий» — это русская калька со скандинавского Хельги. Так что Вещий Олег лингвистически — «масло масляное».

От своей жены Силькизиф Одд имел двух сыновей: Асмунда и Гсррауда, которые были названы так в честь сводного брата и тестя Рюрика-Геррауда (Рюрик — это не имя, а прозвище, означающее «Сокол», настоящее же его имя — Геррауд).

Землями, подвластными Олегу, являлись: Славения (земля лужицких сербов и ободритов),

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Польша (земля лендзян),

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Белоруссия (земля кривичей),

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Ладожская и Новгородская земля,

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

которая полностью перешла к Олегу после убийства Вадима Гостомысловича.

Известно, что Хельги Одд участвовал в сватовстве к сестре датского короля Ингелуса Хельге (Ольге), будущей княгине Ольге-Елене. Сватали ее за Хельги Ингвара (Предводителя-Младшего), якобы сына Рюрика, но более вероятно, что он был не Рюриковичем, а Олеговичем.

На руку Хельги было два претендента — Хельги Ингвар (другой вариант прочтения имени — Ингорь, в русском переводе Игорь) и Ангантир. Между ними произошла дуэль — «божий суд». Но на поединок с Ангантиром вышел не подросток Ингвар, а опытный воин — Хельги Одд. И Ангантир проиграл поединок. Так Ольга досталась Ингвару. За этот бой Одд получил еще одно прозвище: «Стерк Одд», то есть Сильный Одд.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Говорят, что сватовство Ингвара произошло в 883 году.

Почему вместо Ингвара на бой вышел не Рюрик, а Хельги Одд? Возможно — из-за весьма преклонного возраста Рюрика. Перед смертью Рюрик поручил Хельги Одду всех своих многочисленных сыновей — и ни об одном из них в истории ни слуху, ни духу. Куда же они делись? Вероятно, сгинули, как ненужные претенденты. Карамзин же утверждает, что даже старшего Рюриковича — Аскольда, Олег постарался уничтожить.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕИван Билибин. «Аскольдова могила».

В первые годы княжения Игоря Олег постоянно воевал, «примучивая» то северян, то радимичей, то вятичей. Но вот наступил 911 год. Запечалился Олег, желая увидеть на старости родные места. Взял он дружину из 80 человек и отправился на родину — в Норвегию. Жена отговаривала его: зачем тебе остров Рафниста, когда тебе принадлежит огромное русское королевство? Но что может быть милее родины?

Приплыв в Вик, высадился Хрольф-Одд на берег и, чтобы прокормить дружину, забил чужой скот, пасшийся на лугу. Хозяева скота пожаловались королю, и тот приказал объявить банду Хрольфа (Рольфа) вне закона. И бежал Рольф во Францию, нанялся со своей дружиной к французскому королю, получив во владение земли, которые и заселил своими норманнами. С тех пор эта область Франции называется Нормандией, а сам Рольф стал основателем Нормандской династии, а стало быть, и династии английских королей.

О его смерти есть две версии: первая гласит, что Рольф-Ролло («неистовый Роланд») погиб в войсках Карла Великого в Испании от рук сарацинов. По второй версии, он возвратился на родину и, бродя по родным местам, рассказывал, как вот здесь он учился метать копье, а там любил играть с Асмундом.

И так, бродя и вспоминая, оказался он на том месте, где был похоронен его конь Факси. Протекавший там ручей подмыл берег, и кости коня оказались на поверхности земли. Увидав череп, Олег-Одд сказал, обращаясь сам к себе: «Не моего ли коня Факси этот череп?» И с силой ударил по черепу копьем. Череп отлетел прочь, а из-под черепа метнулась потревоженная змея и укусила Олега чуть выше щиколотки.

Старый организм уже не мог справиться с ядом, нога начала опухать. И тогда Олег-Одд заявил своей дружине: «40 человек отправляйтесь за хворостом и дровами, а 40 останьтесь при мне, я хочу сложить песню о своих подвигах, и хочу, чтобы вы записали песнь, перед тем, как я умру».

Так и поступили: одни стали собирать дерево для погребального костра, другие же записывать сказание о жизни славного витязя. И когда песнь была сложена, Олег сам взобрался на кучу дров, лег и тихо скончался. Там, в Норвегии, он и был предан огню, по обычаю викингов.

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

С тех пор пошла немецкая поговорка: «Dem Ross soli man nicht trauen, auch wenn es auf der Stangehaengt» («He верь коню, даже висящему на шесте»).

Скандинавы утверждают, что Хельги Одд-Феодор-Хроль-Олсг умер у себя на родине — в Норвегии, немцы и франки сообщают о его смерти в Испании (неистовый Ролланд, вассал Карла Великого). Впрочем, на Руси были уверены, что Олег умер и похоронен на русских землях. Последним датированным событием, связанным с Олегом и известным по русским летописям, является сообщение Новгородской I летописи о походе Олега на Царьград в 922 году. А о его смерти от коня на Руси рассказывали так [Рукописный Синопсис Ундольского, л. 83, об — 84]:

«И нача Олг князь со Игорем веселитися, творяше пирования веселего много, и егда Олг князь на веселии рече боляром своим о себе, яко аз новый есмь царь Александр Македонский мудростию и храбростию надеяся обладати всем светом, да аще мог кто угонуть, от чего мне будет смерть, тогда бы тому много имения дал. И тогда прилучилися у Олга князя 2 мужа кудесника и рекоша к нему: то, господине, мы веду ем гораздо, от чего тебе, княже, хощет смерть бы: есть, господине, у тебя любимый конь твой, от того тебе будет смерть. Князь же Олег не полюби той смерти и возвещая своим боляром на сих кудесниках и рече: послушайте ecu, да скажю вам, како сии мужие прорекли мне смерть злую, яко от лучшего коня мне умрети. И по сем вопроси кудесников: и вам от чего будет смерть? Они же к нему рекоша: тебе, княже, от коня, а нам от тебя смерть будет. И рече князь Олг: «то будет по моей воли, и вас погубить не велю и на коне своем ездити не хощу, да не велю его водить перед себя». Да егда то будет, 7 лет минется. На осмое лето на пиру воспомянул Олг князь конь свои любимый и вопроси конюшего своего о коне: «Где тот конь мои любимый, от которого мне прорекри кудесники, что умрети мне от него?» Рече же ко Олгу конюшеи его: господине княже, уже 3 года минулось, как тот конь твои любимый умре. Князь же о сем посмеявся не мало и рече кудесником: ту суть неправии ваши речи. И тако князь Олг повеле их обесити на древе, и са князь всед на конь и поиде з боляры своими, и ехавши ему путеу, и обрете окрест града кость лежашу, главу коневу, и рече конюшеи ко Олгу князю: вот, господине княже, глава твоего любимого коня. И князь нача смеятися и речек: брате мои и друже, и те кудесники осуждены на смерть за то, что мне от него прорекли смерть. И сам князь Олг спиде с коня своего и ступи ногою на лоб, на сухую главу коневу, и рече глумяся: с от тебе мне прорекли умрети! И выкинулася змия из главы тоя великая и тако ужали князя Олга за ногу, и оттого разболеша и умре. И тако людие начата тужити о кудесниках, что их князь осуди без вины на смерть лютую»

(Рукописный Синопсис Ундольского, л. 83, об — 84.)

Для верности даже указывали три могилы Олега: одну в Ладоге, а две в Киеве: одну у Жидовских ворот, другую — на Щекавице. У настоящего героя и могил должно быть много!

Кто же такой этот загадочный Олег, герой, на протяжении по крайней мере восьмидесяти лет потрясавший всю Европу, от запада до востока?

Да никто. Не было, скорее всего, никакого Олега как единого исторического персонажа. В этой явно стяжной фигуре слились образы нескольких скандинавских предводителей, удостоившихся этого имени-прозвища — «Хельгов», «Олегов». Был Хельг Одд, был Хельг Ролло-Рольф, были и другие «Олеги», и вычленить из этих преданий, какое деяние какому «Олегу» принадлежит, достаточно сложно, а в некоторых случаях — невозможно в принципе.

Самое интересное, что все могло быть и с «точностью до наоборот». Был только один реальный персонаж с очень яркой даже для смелого и удачливого скандинавского вождя судьбой. И с течением исторического времени наиболее яркие черты его биографии, в том числе «смерть от коня своего», народная молва начала переносить и на других исторических персонажей, превращая эти моменты жизни одного человека в типичный для фольклора «бродячий сюжет».

В «Повести временных лет» запись о смерти Рюрика помещена под годом 879.

Если мы допустим, что здесь та же хронологическая ошибка, что и в рассказе о нападении русских на Константинополь – то есть, ошибка в шесть лет, – мы можем отнести смерть Рюрика к 873 г. Но, как мы вскоре увидим, расчеты летописца постепенно корректировались, и в таком случае ошибка составляла четыре или три года вместо шести. Во всяком случае, Рюрик умер, вероятно, вскоре после возвращения ему старого лена. По преданию в «Повести временных лет», Рюрик оставил в Новгороде своего юного сына Игоря, от чьего имени сначала правил его родич Олег. Имя «Игорь» встречается в клане Скьелдунгов. Прародителя Скьелдунгов – пра-пра-прадеда Рюрика -звали Ивар, это имя можно считать иной формой имени Ингвар, или Игорь. Согласно летописям, сын Рюрика был тем самым Игорем, ставшим киевским князем после смерти Олега

НАЧАЛО БЛОГ-КНИГИ ЗДЕСЬ. ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА ЗДЕСЬ

САГА О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Игорь, сын Рюрика, всю жизнь прожил под опекой могущественного дядюшки Олега и лишь номинально считалался великим князем. Он умер еще при жизни своего опкуна, не дождавшись возможности получить реальную власть. Но успел жениться и обзавестись детьми.

Анализ отрывочных сведений из различных источников дает основания утверждать, что детьми Игоря Рюриковича были: дочь (предподожительно, старшая) Ефанда, сыновья Игорь и Олег.

Игорь, сын Игоря и внук Рюрика был тем самым Игорем Старым, который назван первым в ряду великих государей Руси в «Слове о законе и благодати» митрополита Иллариона. Именно правление этого Игоря отображено в летописях; он же был мужем Ольги Святой, отцом прославленного воителя Святослава и дедом равноапостольного Владимира, крестителя Руси. (далее…)

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Олег показывает маленького Игоря Аскольду и Диру. Миниатюра из Радзивилловской летописи (XV век).

и правившим с 912 по 945 г.. Однако, вряд ли допустима идентификация двух этих Игорей. В таком случае, Игорю Киевскому было бы больше 70 лет ко времени смерти (родился не позднее 873 г. умер в 945 г.). Между тем, в летописях нет указаний на то, что князь Игорь был так стар. В 941 – 944 гг. он сам вел полную тягот кампанию против Византийской империи. В 945 г. он сам руководил походом на древлян, во время которого и был убит1425. К тому же, его сын Святослав родился в 942 г.. Ввиду этих соображений мы можем предположить, что между Рюриком Новгородским и Игорем Киевским было, по меньшей мере, одно промежуточное поколение, а возможно, и два. Что касается Олега, то в так называемой Иоакимовой летописи он назван «урманином», то есть норвежцем. Его можно идентифицировать с Оддом норвежских саг. Возможно, что имя, под которым он упоминается в русских летописях, есть всего лишь производное от названия его родной страны. Олег – это русская транскрипция слова «Хельги», которое, возможно, обозначает уроженца Халогаланда (Хельгаланда) в Норвегии. В Олеге, таким образом, мы имеем представителя третьей струи скандинавского потока в Северной Руси, первые два были представлены шведами (Аскольдом и Диром) и датчанами (Рюриком). Мы допускаем, что Олег, вероятно, прибыл в Новгород не один, а во главе большой свиты, состоявшей главным образом из норвежцев, и это объясняет тот факт, что он стал правителем после смерти Рюрика, а может быть, даже раньше, после последнего отъезда Рюрика на запад. Уплывая на запад, Рюрик, должно быть, взял с собой, по крайней мере, часть своей датской свиты, а те датчане, что остались в Новгороде, вынуждены были пойти на компромисс с норвежцами и дать клятву верности Олегу. Мы уже видели, что разрыв связей с Приазовьем, происшедший около 840 г., болезненно сказался на благосостоянии Севера. Хотя Аскольду и Диру удалось добраться до Киева, они, в свою очередь, потеряли связь с Новгородом. С другой стороны, Рюрик, даже будучи правителем Новгорода, продолжал настойчиво стремиться к тому, чтобы возвратить свои западные владения, и поэтому мало был заинтересован в экспансии на Юг. Именно поэтому

Олегу следует воздать должное за объединение Севера и Юга Руси. Начало его южной кампании описано в летописи

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Поход Олега в Царьград. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

следующими словами: «Отправился Олег, взяв с собой много воинов из варягов, чуди, славян, мери, веси и кривичей».

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

Ясно, что Олег к тому времени был признанным предводителем всех северных племен. Показательно также, что русские (русь) не упомянуты среди его приверженцев, и на то есть очевидные причины. Старые русы (шведского происхождения, из Приазовья), должно быть, ушли из Новгорода в Киев значительно раньше с Аскольдом и Диром, в то время как новая фрисландская русь, или, по крайней мере, те, кто остался от них после отъезда Рюрика во Фрисланд, смешались с варягами Олега. Поход Олега в первой летописи отмечен датой 6390 (882 г. н.э.). Как и раньше, здесь можно ожидать хронологической ошибки, хотя и не в шесть лет, как в случае с русским нападением на Константинополь. Нам следует принять в расчет, что летописная дата договора Олега с греками верна (911 г.). Ясно, что по ходу повествования летописец постепенно уточнял свои расчеты. Поэтому мы можем предположить, что ошибка в датировке первого похода Олега – меньшая, нежели в датировке набега Аскольда на Константинополь, возможно, не в шесть лет, а, мы бы сказали, между четырьмя и двумя годами. В таком случае, поход Олега можно отнести ко времени между 878 и 880 гг. (скорее, к 878 г.). Олег продвигался с осторожностью, стараясь обеспечить свой контроль над наиболее важными пунктами на днепровском речном пути, в каждом из которых он оставлял гарнизон своих солдат. «И он занял город (Смоленск) и оставил там гарнизон. Оттуда он пошел дальше и захватил Любеч, и там оставил гарнизон. Затем он подошел к киевским холмам». Согласно первой летописи, Олег захватил Киев хитростью. Он спрятал свои войска недалеко от берега реки, а затем отправил гонцов к Аскольду и Диру, чтобы известить о прибытии торгового каравана. Вполне возможно, что вестниками Олега были какие-то смоленские купцы, которые и раньше приезжали в Киев, так что их появление не вызывало подозрений у киевских правителей. Обман сработал: Аскольд и Дир отправились на кораблях без достаточной охраны и были убиты на месте воинами Олега. Как мы уже упоминали, их тела затем были отнесены к дворцу Олома. С их убийством прекратилась власть мадьяр над Киевом. «И Олег сам сел князем в Киеве».

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Олег у костей коня. В. М. Васнецов, 1899

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Кончина Олега. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

Предполагаемый могильный холм Олега недалеко от Старой Ладоги.

Киев в 870-е гг. и взятие его Олегом.

В. М. Васнецов. Тризна на могиле Вещего Олега (1899). По мотивам произведения А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге».

Впрочем, это относится не только к Олегу.

Картина дня

наверх