Необычная история

31 373 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Романченко
    "...Чем же занимались жители острова, а также других земель Вагрии? Мы знаем, что пиратством, но так ли судили о свои...История Острова Р...
  • Wladimir Molendor
    Называя вещи и события происходившие в прошлые времена, своими именами, надо отметить, что последний Император Россий...Как англосаксы ст...
  • Лебедев Алексей
    А говорите, 2000 бойцов хватит, чтобы взять Рязань!История славного ...

ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.

ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.  

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ. (продолжение.)

В. А. Чудинов  

Далее можно прочитать надпись внизу плоского предмета, который персонаж, мим, держит под правой рукой. Подпись гласит: МАСКА МИМА. А низ дубины содержит пояснение и этого атрибута: МАКАЖИ ЖРЕЦА И ХРАМА МИМ. Таким образом, становятся понятными все атрибуты: бокал – символ Мары, дубина – символ Макоши, кольцо – символ воинской охраны храма (видимо, оно укреплялось на стене храма) и, наконец, плоский предмет – маска Яра, поскольку перед нами мим Яра.

Замечу, что опять все надписи выполнены протокириллицей на русском языке. Продолжим чтение статьи.

«Небольшая группа настоящих гульдгубберов (как противоположность к не выдавленным обрезанным фигурам, упомянутым выше) представляет танцоров и более вероятно мужские фигуры, поскольку созданы без каких-либо характеристик женского пола. Из-за их осанки и форменного одеяния фигуры многих из гульдгубберов были первоначально атрибутированы как сановники или короли, образуя тип “принцев” или “парадный” тип (термин, предложенный М. Уаттом, – германская “княжеская группа”).

Некоторые из находок могут быть датированы: 64 губбера из Гудме-Лундеборга были отнесены примерно к 600-м гг. или десятилетиям после них [239, с. 123]; три из 19 предметов, найденных под церковью Мэр в норвежском Тронделаге, идентичны с одним из Гудме, поэтому я датирую эти губберы тем же самым периодом; шведские находки из Слёинге содержат восемь различных двойных губберов, с помощью дендрологии их можно было бы датировать примерно 710-ми гг. [215, с. 17, рис. 10, a–h]. Трудность датирования большого числа гульдгубберов из Борнхольма состоит в том, что места находок не передают исходных мест залегания, а скорее отражают уйму предметов, позже перемещенных, из земли поселений до эпохи викингов, где пепел, кости животных, обломки керамики, домашние предметы из дерева, железа и бронзы найдены перемешанными с небольшими вещами из золота, римскими монетами, грузилами, стеклянными бусинами, стеклянными шарами, а гульдгубберы формируют типичные остатки поселения, настоящую груду площадью примерно в 100 м2. Более удивительными являются случайные находки рукояток копий, дротиков и наконечников стрел, многие из которых умышленно согнуты, и это напоминает жертвы грабителей железного века на других датских островах и в Ютландии. Даже без тщательной стратиграфии можно датировать большинство объектов поздним периодом переселения народов и ранним периодом Меровингов, что соответствует другим находкам.

ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.

В таком случае гульдгубберы представляются феноменом главным образом VII в.

Результаты этих незначительных фактов могут привести нас к следующим предварительным выводам.

1. Центром производства гульдгубберов, видимо, является пространство между датскими островами Борнхольмом и Фюном и Скане в Ютландии.

2. Мужские одиночные губберы образуют подавляющее большинство находок на Борнхольме.

3. Танцоры найдены преимущественно на Борнхольме.

4. Двойные губберы чаще встречаются западнее, от острова Фюн до Норвегии.

5. Женские одиночные губберы менее привычны, но достаточно широко представлены примерно 20 находками.

Не пытаясь проследить слишком глубоко гипотетическое использование гульдгубберов в культе VII столетия, я попытаюсь проанализировать насколько можно иконографическое воплощение человеческих фигур в гульдгубберах, подобно тому, как я уже прежде писал о женских гульдгубберах [235, с. 468–479], здесь я сконцентрируюсь на мужских фигурах.

Группа наиболее часто встречающихся гульдгубберов является воплощением одиночных мужчин, но и они показывают большое разнообразие. Техника, используемая для их создания, может быть подразделена на две группы: группу гульдгубберов из прессованного металла, подобно остальным губберам, и более узкую группу вырезанных фигур с применением или отсутствием прессования. Некоторые из последних имеют либо пояс, либо закрутку вокруг шеи, показанную выгравированной линией или в виде петли из тонкой полоски металлической фольги, рис. 198. Это выглядит как декоративный орнамент или ожерелье, а не как орудие пытки».

№ 93. Гульдгуббер с обмоткой вокруг шеи. Рассмотрим теперь этот гульдгуббер (рис. 198). У меня возникло впечатление, что на нем изображен человек, повернутый к зрителю спиной, одетый в комбинезон и имеющий маску льва; голова персонажа повернута вправо. На комбинезоне имеется также небольшой хвостик, который, однако, не заканчивается обычной для льва кисточкой. Надписи гласят: на верхней части головы при повороте вправо на 90°: ЯРА ЛИК. Следовательно, перед нами – зооморфный лик Яра в виде льва, наиболее древний (позже Яр изображался в виде тура или сокола). Зооморфное изображение не предполагает никакого человеческого костюма. Чуть ниже в виде орнамента: МИР ЯРА.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 198. Гульдгуббер с обмоткой вокруг шеи и мое чтение надписей
 

Далее я читаю часть надписей на обмотке вокруг шеи в обращенном цвете. Тут написано: ЯРА МИМ и ЯРА МИРА МИМ. Таким образом, теперь мим передает зооморфный лик бога Яра. А в прямом цвете на нижней линии обмотки можно прочитать слова: МОРЯК ЯРА, и снова МОРЯК ЯРА на проеме между левой рукой и туловищем мима, то есть традиция рекрутировать мимов из моряков не нарушена и в данном случае.

Справа на морде льва написано снизу вверх: ЛЕВ, что подтверждает мою атрибуцию. А на правом плече написано пояснение: МАСКА МИМА. На правой штанине слева имеется еще одна надпись: МИМ ЯРА. На правом ботинке вблизи подметки можно прочитать нечто новое, МАРЫ МИМ. Иными словами, мим Яра одновременно является и мимом Мары. Наконец, на левом ботинке читается надпись МИР ЯРА.

Итак, еще один гульдгуббер имеет чисто русское происхождение.

№ 94. Гульдгуббер типа принца. Этот гульдгуббер я также хотел бы рассмотреть весьма тщательно. Для удобства описания я пронумеровал надписи (рис. 199).

 
 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 199. «Обнаженный» гульдгуббер и мое чтение надписей
 

Надписи № 1-4: ОТ СЛАВЯН СТРАНЫ ЯРА СКАНДИНАВОВ, надписи № 5-7: К СЛАВЯНАМ СТРАНЫ ЯРА К ВАРЯГАМ. Это – весьма интересное название послания, говорящее о том, что в страну Яра или в Русь Яра, что одно и то же, поскольку слово Русь в таких контекстах как раз и означает СТРАНА, одинаково входила как страна варягов, или Вагрия, так и страна скандинавов, или Скандия. Поэтому Рюрик, получив в управление всю Ярову Русь, становился правителем не только Вагрии, но и Скандии.

Надпись № 8 гласит: ХРАМА ЯРА ЯРА МАЯК. Несмотря на свою краткость, эта надпись имеет особую ценность, ибо передает назначение гульдгубберов, которые являлись указателями на близость храма Яра. Поскольку моряки как Вагрии, так и Скандии занимались морским пиратством и грабили корабли других народов, денег у них было очень много, так что они могли себе позволить изготавливать маяки не из камня, а из чистого золота. Но небольшие, и только из тонкой фольги.

Надпись № 9 тоже важна, ибо не оставляет сомнения в источнике производства гульдгубберов: МАСТЕРСКАЯ ЯРА. Таким образом, в отличие от храмов Арконы, которые производили изображения богов, богослужебные предметы, а также карикатуры на местную светскую власть, храмы Яра Скандии штамповали маяки Яра из золота.

Надписи № 10, 11 отражают девиз: ОТ ЯРА РУСИ КА МИРУ ЯРА НА МОРЕ ЯРА. Я его понимаю так: на Балтийском море Русью Яра покрывалось не все пространство суши, поскольку существовали еще и другие народы, например германцы. Желанием русских было превратить этот уголок планеты в русскую часть света, верящую в бога Яра. Реальная история, однако, пошла в противоположном направлении.

130
 

Весьма интересны надписи № 12, 13: К ЯРУ УПЛЫЛИ ПОМОРЫ, ОНИ СКАНДИИ СКАНДИНАВЫ. Из них мы узнаем, что в Скандии издавна жили поморы – русские, заселявшие эти берега. Они-το, видимо, и были «сканды». Употребление термина «скандинавы» указывает на то, что в данный период уже появляются и иные народы. Современной параллелью этим словам являются слова: «русские», предполагающее единый этнос, и «россияне» – любые жители территории Руси. Следовательно, «скандинавы» – любые жители территории Скандии. Замечание, что поморы уплыли к Яру, свидетельствует о том, что они переместились на юг, поближе к Арконе и острову Яра. Так что по мере германского продвижения на север русские сканды уходили на юг, к территории Вагрии.

Надписи № 14, 15: МАКОЖЬ РУСИ ИМ МИЛА ЛИКОМ. Из этой фразы можно понять, что когда-то поморы Скандии не очень-то жаловали русскую ведическую религию, особенно в отношении Макоши. Теперь, по мере натиска германцев, даже Макошь им стала «мила ликом». Однако, возможно, тут имеет место иносказание, и под Макошью в действительности понимается «море Макоши», то есть Северное море, которое им теперь тоже стало родным.

Надписи № 16-19: ПАРНИ НАШИ ЯКО МИМЫ МАКОЖИ ЯНЫЯ, МОЛОДЫЯ ЯРА МОРЯ МЕЖИ ЖИТЕЛИ. Из них можно понять, что наибольшим почетом и уважением пользовались мимы, на которых во всех гульдгубберах равняются моряки, иногда становясь мимами. Заметим, что наиболее юными (ЯНЫМИ) были мимы храма Макоши. Нынешняя Дания понимается как «межа моря Яра», ибо морской пролив действительно отделяет море Яра (Балтийское) от моря Макоши (Северного).

Все надписи, которые я желал прочитать, справа от изображения на полях не уместились, поэтому я вынес их на рис. 200.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 200. Продолжение чтения надписей на предыдущем изображении
 

Надписи № 20-23: МОРЯ ЯРА МОРЯКИ, ЯРА МАЯКИ, ВЛАДЕЮТЬ МОРЯМИ У ХРАМА ЯРА НА СКАЛАХ И ХРАМАМИ НА МОРЯХ ХРАМЪЯНЫХЪ. Весьма важные сведения: они показывают, что на период создания гульдгубберов, в VII–VIII вв. н. э., русские поморы полностью владели Северным и Балтийским морями. Им же принадлежали и основной храм Яра, и все прочие храмы Яра на побережье. У германцев, следовательно, в этот период никакой крупной морской силы не было.

Надписи № 24, 25: МАКАЖИ И МАРЫ ХРАМА МОРЯ МИМ РОДА. Эти надписи называют персонажа, изображенного на гульдгуббере: это мим бога Рода. Но принадлежит он объединенному храму Макоши и Мары.

Надписи № 26, 27: ЯР НОНЕ МИМ И РУНОВА МИРА И МОРЯ. Пожалуй, с точки зрения автора данного текста на гульдгуббере, он написал наиболее гордое заключение: моряки моря Яра, поморы, достигли теперь берегов нынешней Франции (во времена палеолита она называлась Рунова Русь) и овладели не только морем, но и территорией Франции. Вероятно, это были как раз те «даны», которые высадились на севере Франции, в Нормандии, и позже получили имя норманнов. Если это предположение верно, то и норманны по происхождению – русские.

Таковы исключительно интересные надписи на этом золотом миме Рода.

Обсуждение. Рассмотрев четыре изображения гульдгубберов, принадлежавших датчанам и южным скандинавам, можно понять, что все они являются изделиями русских мастеров и принадлежат русским морякам Руси Яра. Никакого отношения к германцам: немцам, голландцам, датчанам, шведам или норвежцам – они не имеют. И это понятно, поскольку двумя составными частями Руси Яра были Вагрия и Скандия. А Русь Яра представляла собой, вероятно, конфедерацию этих государств.

Наиболее активными, видимо, были русские поморы на территории современной Дании (МЕЖИ МОРЯ ЯРОВА), которые в VII в. смогли овладеть Северным морем вплоть до самого его юга, современной Северной Франции.

Самой почетной храмовой должностью, скорее всего, являлась должность мима. Именно поэтому гульдгубберы изображают различных мимов, а германские исследователи отмечают, что одежды на них – явно королевские. Но в мимы шли не монахи, а моряки, которые одновременно исполняли функции хранителей храмов. Именно поэтому современные исследователи никак не поймут характер изображенных на гульдгубберах персонажей – считать ли их королями, принцами, богами или верующими. Смущает весьма нарядная одежда персонажей, а также материал гульдгубберов – золото. Однако моряки являлись пиратами, и отсюда – их богатая одежда.

Теперь становится ясным, что Рюрик, став князем Руси Яра, то есть Вагрии и Скандии, оказался наиболее могущественным из монархов, поскольку в его распоряжении оказался весь пиратский флот этих двух стран, приносящий баснословные богатства. Ясно и то, что его вполне могли сопровождать дружины не только варягов, но и скандов, также говорящих на русском языке. Правда, это случилось не в победоносном VII в., а чуть позже, в IX в., когда германцы, возможно, уже заняли какую-то часть русской территории, но и тогда Ярова Русь оставалась весьма могущественной.

И только по сравнению с богатой, процветающей Яровой Русью новгородцы, кривичи, чудь и весь могли считаться тихой провинцией с племенным строем. Заметим, что скромность местных чертогов настолько не устроила Рюрика, что он сразу велел срубить (построить) для себя новый город – Ладогу.

Продолжение статьи Зимека и комментария к ней. «Наибольшее число, по крайней мере с открытия находок в Сорте-Мулд на острове Борнхольм, принадлежит типам “парада” и “принца”. Они обычно показывают богато одетого мужчину в плаще, с волосами до плеч, изображенного в профиль, который иногда держит своего рода посох, см. рис. 195, и/или стеклянный бокал, см. рис. 191».

Гульдгуббер с бокалом мы уже рассматривали, теперь попытаемся прочитать надписи на изображении с посохом.

№ 95. Гульдгуббер в виде человека с посохом. На рис. 201, видимо, изображен моряк. На нем надета шапочка, на которой я читаю слова: наверху – ЯРА МОРЯКИ, на поперечных складках – МИМЫ, МОРСКИЯ АСЫ, РАБЫ ИЗ МАВРОВ, и на нижней кромке – ХРАМОВ ЯРА. Очевидно, что на этом гульдгуббере перечисляются все лица, которых было принято изображать на данной серии золотых пластин. Примечательно, что русскому языку было известно немецкое слово АС и что в русских храмах бывали и рабы ИЗ МАВРОВ, то есть арабы. Если речь идет о VII–VIII вв., то это были века крупных арабских завоеваний, так что арабы представляли собой весьма внушительную силу. Но лишь на юге. И их труд использовался русскими не в быту, а в храмах Яра.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 201. Мужчина с посохом и мое чтение надписей
 

На промежутках, отделяющих пряди волос персонажа друг от друга, можно прочитать ряд одинаковых надписей МОРЯКИ ЯРА, из которых я воспроизвожу только одну. На нижней кромке волос мы видим некоторое отличие: ЯРА МОРЯ КОРСАРЫ. И еще некоторое отличие возникает при чтении фрагмента между лицом и посохом персонажа в обращенном цвете: ЯРА МОРЯ КОРАБЛИ. А на складке между плечом и левой рукой можно прочитать слова: МОРЯ ЯРА ХРАМОВЫЯ ЯРА МОРЯ МОРЯКИ, то есть моряки моря Яра охраняли храмы Яра.

Внизу левой руки и вверху правой можно прочитать одно слово: СКАНДИЯ, а на верхней части левой руки – слова СМЕЛЫЯ МОРЯКИ (приятно видеть воспевание смелости русских моряков). На верхней части правой руки от локтя до кисти написано: А ИМ СКАЛЫ ЯРА НУЖНЫ. Слова СКАЛЫ ЯРА повторяются дважды и на нижней части правой руки выше локтя, тогда как ниже локтя читается текст: НА СКАЛАХ И СТОЯТЬ ИХ ХРАМЫ. Между прочим, это пояснение помогает понять, почему храм Арконы стоял на таком месте, где его постепенно поглотило море. Это была, видимо, тоже скала, которую за много веков смог подточить морской прибой.

131
 

А надписи за правой ногой и между левой и правой ногами гласят: ЯНЫЯ КМЕТЫ ЯРА, ЯРА МОРЯКИ, то есть ЮНЫЕ ВОИНЫ ЯРА, ЯРА МОРЯКИ. Так что здесь мы видим еще один маяк Яра, воспевающий доблесть юных русских моряков моря Яра.

№ 96. Гульдгуббер с женщиной. В связи со сказанным было бы крайне любопытно рассмотреть гульдгуббер с одиночной женщиной: уж женщина-то никак не могла быть моряком! Для этого рассмотрим изображение на рис. 202.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 202. Гульдгуббер с одиночной женщиной и мое чтение надписей
 

Здесь мы видим женщину в профиль с крупной головой и пучком волос в качестве прически. Надпись над пучком в прямом и обращенном цвете гласит: МАРЫ МИМА, между пучком и головой – МАРЫ МИМА, на правом глазу – МИМА МАРЫ. Итак, перед нами изображен мим женского рода – мима, носящая маску Мары. Таких надписей здесь еще несколько, они многократно повторяются.

На нижней кромке изображения в обращенном цвете можно прочитать слова: МАРЫ И МАКАЖИ ХРАМА. Следовательно, местом обитания данной мимы служил объединенный храм Мары и Макоши.

Наконец, на левой боковине внизу в прямом и обращенном цвете читаются слова: МАСКА МИМЫ, МАСКА. Тоже понятно: так выглядит мима, когда она изображает богиню болезни и смерти Мару.

№ 97. Гульдгуббер с двумя персонажами. Наконец, попробуем рассмотреть также гульдгуббер с двумя персонажами (рис. 203).

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 203. Гульдгуббер с изображением двух персонажей
 

Можно почти безошибочно предположить, что тут мы встретим изображения двух мимов: Яра и Мары, или Яра и Макоши.

Обратив в цвете верхнюю часть рамочки, можно прочитать надпись: МАРЫ И МАКАЖИ ЯРА В МОРЕ, то есть МАРЫ И МАКОШИ В МОРЕ ЯРА. Здесь перечисляются храмы моря Яра, среди которых, разумеется, существовал и объединенный храм Мары-Макоши. Чуть ниже, слева, под самым верхом рамочки можно прочитать слово ХРАМ. Речь идет о храмах Мары и Макоши.

Далее информация содержится под пучком в прическе женщины, в виде столбца, идущего вертикально вниз. Первое слово тут – МАЯКИ. Нам оно уже встречалось; оно означает, что каждый гульдгуббер привлекает внимание зрителей. Чуть ниже можно прочитать слова ЯРА ХРАМА. Иначе говоря, по ним узнавали близость храма Яра.

На правой части рамочки при повороте ее на 90° влево и обращении в цвете читаются слова МОРЯ ЯРА. А под пучком мимы Мары, левее от темного столбца, находится светлый, при обращении которого в цвете можно прочитать слова ЯРА МОРЯ ХРАМЫ. В необращенном цвете здесь можно прочесть то же самое: ЯРА МОРЯ.

На диагональных полосах в месте соединения мужчины и женщины видны слова МАРЫ-МАКАЖИ, а чуть выше нижней рамочки, слева, можно прочитать слова, которые характеризуют персонажей: ЯРА МИМ, МАРЫ МИМ. Это именно то, что мы надеялись прочитать. На самой нижней рамочке опять написано: МОРЯ ЯРА.

Таким образом, на гульдгубберах с двумя персонажами представлены два мима: мим Яра и мима Мары.

Однако продолжим цитирование статьи Р. Зимека: «… или своеобразный продолговатый трубчатый объект, рис. 191, шпагу или резак, рис. 198. На некоторых выдавливаниях вроде бы показано кольцо, которое не носят, однако оно интегрировано с рисунком, рис 191. Большинство из этих объектов хорошо известно из археологических находок: стеклянные бокалы типа штуцбехеров, которые были импортированы из Франконии в Скандинавию, начиная с эпохи переселения народов и до эпохи викингов; особенно много образцов найдено в Швеции. Шпаги относятся к хорошо известному типу шпаг с кольцом, отметим и широкое использование резака с одной кромкой. Являлось ли кольцо перстнем или обмоткой, решить невозможно, поскольку многие фигуры показаны с тем и другим». Замечу, что надпись на кольце была прочитана мною, как КОЛЬЦО ВОИНА НА ХРАМЕ, то есть оно служило неким символом, удостоверяющим, что данный храм охраняется, причем охрана состоит из воинов, моряков Яра. Естественно, поскольку исследователи даже не предполагают существование поясняющих надписей, они не могут догадаться и о назначении кольца.

«Сложнее для объяснения такой предмет, как посох, традиционно интерпретируемый как “длинный скипетр” или “трубчатый объект с выступом у низкого конца”». Замечу, что и здесь объяснение было дано: «скипетр» – это символ моряков моря Яра, охраняющих храм Макоши, а трубчатый объект с выступом у низкого конца – это маска мима.

№ 98. Гульдгубберы из Сорте-Мулд. Поскольку более подробного обсуждения этих двух изображений Рудольф Зимек не приводит, постараемся прочитать на них надписи.

На рис. 204 изображен персонаж в зооморфной маске, отдаленно напоминающей голову льва, повернутую в профиль вправо. Если изображение волос повернуть вправо на 90°, можно прочитать надпись: ЯРА МОРЯ МИМ. В обращенном цвете чтение будет таким же: ЯРА МОРЯ МИМ, ЯРА МИМ, МИМ. Зато на строке, отделяющей голову от шеи, при ее повороте на 90° влево можно прочитать несколько иные слова: СЕ Я, МОРЯК ЯКО МИМ, то есть ВОТ Я, МОРЯК КАК МИМ. Таким образом данный гульдгуббер по своему содержанию ничем не отличается от предыдущих.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 204. Гульдгуббер из Сорте-Мулд, Борнхольм
 

На нижней строке руки возле пояса написано: МОРЯК МОРЯ ЯРА, МИМ, на нижнем канте камзола: МОРЯК, а в обращенном цвете – МИМ, МОРЯК. Наконец, на правой руке между плечом и локтем можно прочитать немного новых слов: ПОМОРЬЯ ЯРА МИМ. Иными словами, поморья Скандии.

№ 99. Второй гульдгуббер из Сорте-Мулд. Еще один гульдгуббер (рис. 205) изображает мужчину с непонятным предметом. Надпись на его глазе гласит: МАКАЖИ МИМ, МОРЯК. Так что в данном случае перед нами не мим Яра и не мим Мары, но мим Макоши. Слова МИМ, МОРЯК читаются на некой дуге перед носом персонажа. А на верхней правой стороне непонятного предмета можно прочитать почти аналогичные слова: ЯРА КРАЯ МОРЯК.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 205. Другой гульдгуббер из Сорте-Мулд, Борнхольм
 

Строка внизу камзола слева, перед сапогом, при повороте ее на 90° влево содержит текст: МОРЯКИ ХРАМА МАКАЖИ. Из такого рода текстов возникает впечатление, что храмы русских богов были не только религиозными центрами, но и военно-административными пунктами, обладавшими собственными военно-морскими силами.

На подошве сапога слева я читаю: ЯРА ХРАМА МАКАЖИ МИМ, а на строках между пальцами мима: МАКАЖИ ЯРА ХРАМ. РУНА ЯРА. Иными словами, храм Макоши входил в святилище Яра, как обычно, а надписи делались рунами Рода, которые позже стали называться рунами Яра. На передней кромке другого сапога можно прочитать слова: ЯРА МОРЯ МОРЯК ЯРА. Наконец, на перетяжке неизвестного инструмента написаны слова МОРЯК ЯРА МАКАЖИ ХРАМА.

Если верх неизвестного инструмента обратить в цвете (рис. 206), получится надпись А В ПЛЯС. Так что не исключено, что неизвестный инструмент может быть музыкальным.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 206. Мое чтение слов верха инструмента в обращенном цвете
132
 

Окончание статьи Р. Зимека. «Посох обычно такой же высоты или выше, чем его держатель, заканчивается не острием, а скорее тупым концом, поясняющим, что это не означает копье или дротик. Однако не существует деталей, показывающих на то, что могло бы облегчить решение, является ли он действительно некоторым типом длинного скипетра, который указывает на определенный вид украшений, или он мог бы быть некоторым типом предшественника металлического посоха времен эпохи переселения, известного по тем или иным находкам эпохи викингов и обычно интерпретируемого как магический зонд. И все же ряд экземпляров эпохи викингов значительно короче (менее 1 м, обычно 70 см), и, следовательно, подобная атрибуция не вполне точна. Также можно было бы спросить, есть ли некая связь его с другими упоминавшимися предметами, а именно с возможным плоским продолговатым предметом, который держат диагонально те же самые фигуры типа принцев, поскольку иногда кажется, что он имеет утолщенную часть, а иногда – что нет.

Видимо, трубчатый и часто с утолщением предмет на нескольких борнхольмских губберах очень сложно интерпретировать. Если предмет интерпретировать как трубчатый, он, должно быть, изображает короткий пульт (он слишком короток для весла), хотя это не имеет смысла для случая, когда внизу отсутствует расширение, и то же самое справедливо для восприятия его как деревянной доски, которая никак не вяжется с тем, что ее держит фигура принца. Предмет отдаленно напоминает гобой или даже английский рожок, однако не существует абсолютно никаких указаний на то, что перед нами находится музыкальный инструмент. Довольно интересно, что этот предмет обычно держат диагонально (в этом измерении он превышает 1 м) и, как показано, в соединении с сосудом. В моем сознании не хранится никакой предмет, чтобы понять это, и единственным объяснением, которое я могу дать, так это принять его за некий инструмент для разливания вина (или чего-то жидкого) из бака. Обычно он изображен в сопровождении полного бокала, который держит другая рука фигуры, однако до тех пор, пока такой предмет не будет извлечен из земли, это, конечно, невозможно доказать.

Следует отметить, что сосуд, рис. 191, и более длинный контейнер, показанный на рис. 198, имеют один или два “язычка”, тянущиеся от них в виде брызг. Хаук интерпретировал протуберанцы от длинного контейнера как арку корабля “скизблазнир”, давая нечто вроде далекого объяснения, которое зависит от атрибуции мужской фигуры в качестве бога Фрейра, и полностью игнорируя “брызги” на стеклянном кубке, к несчастью, не являющемся закругленным кораблем (я же вовсе не могу выявить “символ волн” Хаука, которым он подкрепляет данную интерпретацию). Более вероятно, что “язычки” или “брызги” на обоих типах контейнеров помещены для одного и того же сообщения, а именно: контейнер полон или даже переполнен жидкостью.

Можно также принять, что мы не знаем, какая жидкость была действительно налита в бокалы и контейнеры. Доказательства из литературных параллелей к держащим горны женщинам на гульдгубберах и аналогичные представления заставляют нас думать, что в контейнерах находится мед. Хотя пиво и эль также разливались в горны, вероятно, именно вино наливалось в бокалы; вино импортировалось из Франконии, так что и бокалы, и вино были предметами роскоши и не только использовались по прямому назначению, но также обладали связанным с ними социальным престижем. Мы избежали отсутствия упоминаний в прежних интерпретациях того, что гульдгубберы, которые были найдены в Халланде и Борге на Лофотене (центральная колонна большого зала) вместе с некоторым количеством стеклянных изделий, могли служить той же функции, что и бокалы, изображенные на губберах. Источник большинства находок гульдгубберов – Сорте-Мульд на Борнхольме – содержал также наиболее важную находку из всех стеклянных предметов эпохи миграции в Северной Европе, так что как в Хельге, так и в Экеторпе на Еланде высокая концентрация импортных стеклянных вещей сопровождала гульдгубберы. В Лундеборге стеклянные бусы и масса других стеклянных предметов были найдены на месте 1 (датировано как 200–400 гг.) так же, как на месте 2, восходящих к эпохе переселения народов [240, с. 333, 335]. Следовательно, мы можем предположить, что во многих случаях мужская фигура держит стеклянный бокал, а не горн, и этот факт исключительно важен, даже если мы не имеем ключа для выяснения роли стеклянных предметов в данном культовом контексте. (Выше я дал возможную интерпретацию предметов, находящихся в руках у персонажей, и она не совпадает с трактовкой Р. Зимека. – В. Ч.)

Была ли фигура, держащая бокал, человеческой или божественной, наполненный стеклянный сосуд приводит к выводу о том, что ею передавалась идея полноты жизни и богатства. Соответствующее чувство передано в 23-м псалме: “Вы готовите для меня стол на глазах у врагов; вы умащиваете мою голову маслом; мой сосуд переполнен”.

Это чувство определенно может быть сохранено посредством идеи о неком защитнике, но оно не отвечает на вопрос, является ли изображенное существо защищающим, подающим богом, или же стороной, принимающей эти дары. Богатые одежды предполагают, что в любом случае перед нами – не простой верующий, как можно было бы подумать, но, возможно, король или высокопоставленный священник. Не следует забывать, хотя это не тема данной статьи, что большинство одиночных мужских гульдгубберов происходит из фактического или предполагаемого культового центра в Борнхольме, тогда как двойные гульдгубберы и даже одиночные, но женские губберы разбросаны гораздо сильнее.

На сегодня все три интерпретации положения и действительных имен мужских фигур на гульдгубберах предложены Карлом Хауком. В одной из ранних статей он предположил, что одиночные мужские фигуры гульдгубберов были изображениями Одина; основана эта теория была на действительно поразительном соответствии между “зовущим” жестом двух губберов из Сорте-Мулд, Борнхольм [206, с. 543], с рядом золотых брактеатов, персонаж которых давно был идентифицирован им как Один. Эти фигуры, у которых левая рука поднята ко рту во время зова или крика, поразительно отличаются от других мужских губберов, изображающих обнаженных (или полуобнаженных) мужчин в некой динамичной позе, как бы идущих вперед, крича и поднимая правую руку либо до уровня груди, либо до уровня посоха. Кажется, что эти фигуры вплотную примыкают к “танцующему” типу одиночных губберов и таким образом, несмотря на разительное сходство с брактеатами, по моему мнению, изображают простых верующих (или их представителей – священников), вовлеченных в танец, чтобы умилостивить богов; в этом случае зовущий жест следует интерпретировать как имитацию мифологического воздействия на бога (в данном случае – исцеляющего). Также можно предположить, что жест означает приветствие или принесение клятвы, хотя я думаю, что найденная Хауком связь с подобным жестом на брактеате безупречна.

В той же самой статье Хаук предложил идентификацию мужчины на двойном губбере как Фрейра, далеко идущую теорию, с которой я имел дело в другом месте и которую он позже распространил в другой статье до такой степени, что бог с горизонтально расположенным сосудом для питья у него стал упомянутым Фрейром, а сосуд в качестве контейнера питья – кораблем “скизблазниром”. Как идентификация сомнительной фигуры в качестве Фрейра, так и расширительные свойства корабля “скизблазнира” – литературное дополнение XIII в. – полностью неприемлемы.

Третья интерпретация, предложенная Хауком, имеет дело с одиночным губбером типа “принца”, обычно держащего посох. Используя свидетельства Адама Бременского, описывавшего храм предположительно в Уппсале (написано около 1070 г.), он идентифицировал фигуру со скипетром как Тора, поскольку Адам приравнивает Тора к Юпитеру и описывает его как держащего скипетр. Идентификация в качестве Тора держателя посоха на первый взгляд кажется наиболее правдоподобной из всех трех атрибуций Хаука, сделанных до сих пор, однако даже здесь мы должны спросить, можно ли описание XI столетия так легко переносить на гульдгуббер, использовавшийся в VII столетии, и это предполагает, что посох не обязательно был скипетром, а мог быть чем-то иным. Кроме того, Тор во всей иконографии эпохи викингов показан с молотком, а не с посохом, что делает всю последующую атрибуцию только по Адаму весьма нежелательной.

133
 

Таким образом, Хаук приходит к нескольким богам, изображенным на гульдгубберах, а именно к Фрейру на двойных губберах и некоторых одиночных губберах, Одину на двух редких одиночных губберах и Тору на большинстве одиночных губберов в “парадном” виде. Смысл, лежащий в основе его попыток увидеть на фигурах богов, заключен в гипотезе, которую я отказываюсь принять: “Только боги и обожествленные аристократы были достойны воплощения во времена переселения народов и времена Меровингов”. Я считаю полностью неприемлемым положение, что только боги и обожествленные аристократы были достойными отображения, поскольку другие иконографические источники, такие, как камни с рисунками Готланда и даже чуть более поздние ковры эпохи викингов, рунические камни и произвольные предметы (подобные Франкскому контейнеру) служат доказательством этого. По крайней мере, каждый должен отдавать себе отчет в том, что мифологические сцены даже тогда достойны иконографии, когда они содержат иные фигуры, кроме богов и полубогов, например, посвященных, его последователей и, возможно, даже представителей тех или иных ролей (включая фигур героической поэзии).

Однако Хаук правильно указывает на один из аспектов культа в VII столетии, который выявляется в основной области распространения гульдгубберов: в Гудме-Лундеборге власть (что отразилось в необычно длинных (до 47 м) домах поселения гавани) и богатство (представленное в огромной массе золота и других драгоценностей, найденных в этой области) указывают вместе с именами мест (Gudme < *gudheimr, Gudbjerg < *gudberg, Albjerg < *alƀerg, Galdbjerg < *gjaldberg, Gurann < *gudrann, Guaaker < *gudakr) [186, с. 41–55] вокруг комплекса Гудме и Лундеборга на двойные религиозно-политические функции правителей Фюна. Чтобы описать их как “королей-магов в качестве господ, приносящих жертвы”, должно прозвучать нечто грандиозное, однако то, что эти господа исполняли двойные функции правителей и священников (или, по крайней мере, организаторов и наблюдателей культа, предшественников богов, godar), представляется вполне допустимым. Открытие огромного зала в Борге на острове Лофотен длиной в 74 м указывает на подобную социальную структуру. Мелкие правители, кажется, должны были править независимо также и на Борнхольме (согласно англо-саксонской хронике Вульфстана IX столетия), и в религиозном центре вокруг Гудхайма, который с 300 по 900 г. был доминирующим поселением Борнхольма. Правители Хельге так же, как и руководители Слеинге на Халланде (аттестованные терминами “ферма магната и культовые места”), вероятно, должны были наслаждаться независимостью внутри Шведского королевства. Из находок в этих поселениях становится ясно, что они были богаты, а гульдгубберы и брактеаты говорят о том, что их правители принимали участие в культе и были заинтересованы в этом.

Эти правители-священники определенно не обладали таким самомнением, чтобы изображать себя в роли богов, или в роли пропагандистов культа на гульдгубберах типа “принца”, или как людей верующих, просящих помощи в их божественной роли, как показано в свадебных сценах на двойных губберах (покоившихся как в Борге, так и в Слеинге), или взывающих о нынешней защите их предшественниц-женщин, которых иногда называют матронами. Таким образом, вопрос о том, отражают ли гульдгубберы богов, королей, священников или верующих, вероятно, несостоятелен. Правителей-священников, чьи реальные имена в действительности не так важны, изображали как богов, созданных по их собственному имиджу, поскольку они брали на себя роли этих богов для защиты практических культов в пределах их юрисдикции. Не приходится сомневаться в том, что, поскольку они были верующими в этих богов, им была гарантирована непрерывность власти и богатство.

Следовательно, у нас нет необходимости проводить различие между богами, королями, священниками и верующими: возможно, что фигуры, изображенные на гульдгубберах, представляют собой все четыре группы одновременно. Или, другими словами, вожди, эти могучие представители богов на земле, использовали изображения современных им правителей и священников, также как и их предшественников, чтобы выразить их единство. Если это так, то это так же существенно и для предметов, изображенных на золотых губберах, так что, соответственно, мы не должны искать эквивалентов атрибутов богов эпохи викингов в рисунках эпохи переселения народов. Поскольку сами фигуры показывают одновременно и правителей, и богов, указанные предметы, скорее всего, являются публичными, характерными для культа VII в., который находился, согласно гульдгубберам, в руках божьих, а также их земных представителей. Мы не можем сделать выводов из иконографии VII столетия о состоянии религии эпохи викингов, но можем принять то, что они отражали реальность религии эпохи переселения».

Обсуждение. Статью Рудольфа Зимека я привел целиком. Из нее видно, что, хотя немецкие исследователи и не единодушны в принятии персонажей гульдгубберов в качестве германских богов, однако они не сомневаются в том, что перед нами германские древности. И хотя Р. Зимек правильно призывает не смешивать древности VII в. с реалиями XI в., он все же не видит возможности иной атрибуции губберов, кроме германской. Поэтому я постарался проанализировать ВСЕ приведенные им иллюстрации, и ВСЕ они без исключения подписаны по-русски.

Что же касается понимания Р. Зимеком персонажей как сложных для рассмотрения и совмещающих в себе черты и богов, и королей, и жрецов, и верующих, тот тут он прав. Мимы храмов – это наиболее почитаемые после жрецов священнослужители, так что они одновременно и изображают богов (как бы боги), и являются священниками, и оказываются в качестве пиратов очень богатыми (как бы короли), и являются в качестве моряков верующими. Поэтому здесь я целиком на стороне Зимека.

Вместе с тем понимание изображений только как картинок, где интерес представляют предметы в руках персонажей, для меня недостаточно научен. Тексты, вписанные в данные изображения, археологи, к сожалению, не читают. Именно это и повлекло за собой ошибку в весьма профессиональной статье Р. Зимека – ошибку в этнической атрибуции находок. Да, они принадлежат скандинавам, но скандинавам русского происхождения. И это – самый главный вывод из всего нами рассмотренного.

Выводы из исследования пусть большой, но однородной группы гульдгубберов хотелось бы подтвердить хотя бы одной находкой предметов иного рода, и желательно XI в. Такая возможность имеется.

Ножны мечей XI в. Здесь мы перейдем к статье В. Н. Зоценко из Киева. В ней говорится: «Среди наконечников ножен мечей, обнаруженных на территории между Черным и Балтийским морями, выделяется немногочисленная, но довольно выразительная серия. Эти наконечники объединяют близкая техника изготовления и оформление венца и нижней части изделия. Их корпус изготовлен из листового серебра. Высота наконечников от 181 до 226 мм. Нижние их части представляют собой напаянные колпачки. По венцу идет также напаянная орнаментальная полоска [54, с. 35]. Из шести рассмотренных в статье наконечников особый интерес представляет № 6: «Окксарве, приход Хемсе, Швеция (о. Готланд), изогнутый, но с полностью восстанавливаемой высотой образец в кладе самого начала XI в. [205, с. 23–25]» [54, с. 35–36].

Далее следует описание ножен из других мест, и завершается описанием ножен из Окксарве: «Орнаментика наконечника из Окксарве выполнена в иной манере. Его нижний колпачок имеет подромбическое очертание, боковые кромки обрамлены широким рантом с двумя восходящими линиями. Такой же рант, но с одной центральной бороздчатой линией, имеется и на конце. Вершины накладных деталей завершались зооморфными масками с выраженными ушными и челюстными складками, глазными яблоками, широким округлым носом с подчеркнутыми ноздревыми углублениями. При этом верхняя маска напаивалась отдельно. На одной из сторон корпуса имелось граффити в виде перекрещивающихся мечей с четко означенным трехчастным навершием рукояти. По очертаниям навершия изображенные мечи могут быть отнесены к типам Т, V, W по Я. Петерсону» [54, с. 37].

134
 

№ 100. Ножны из клада в Окксарве. Теперь рассмотрим изображение ножен (рис. 207) [54, с. 37, рис. 2] и попытаемся прочитать надписи.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 207. Наконечник из клада в Окксарве (по И. Янсону) и мое чтение надписей
 

Сначала рассмотрим вершину накладной детали в виде зооморфной маски. На правом ухе в обращенном цвете можно прочитать мелкую надпись: МОРЯКА ЯРА МОРЯ, то есть как раз те слова, которые мы ранее читали на золотых гульдгубберах. На лбу маски читаются слова: МЕЧ РОДА. Таким образом, в начале XI в. моряки моря Яра носили не короткие кинжалы (кортики), а длинные мечи, посвященные богу Роду. На левом ухе в обращенном цвете читается слово ЗАСОЛЕНЫЙ, выполненное одиночными буквами, и слово ХРАМА, читаемое в перевернутом на 180 виде и выполненное жирным шрифтом. Ниже на лбу можно прочитать слово ЯРА. Такова первая смысловая группа надписей.

Далее можно прочитать над правым глазом и вокруг него: МИМ, РУКА ЯРА. Таким образом, моряк опять по совместительству оказывается мимом бога Яра. На левой каемке (второй сверху) написаны слова: МИМА ЛИК У МИМА, тогда как на волнистом продолжении этой надписи в обращенном цвете можно найти завершение фразы: ЯННА У МУЖА МАКАЖИ. Это означает: МИМА ЛИЦО У ЮНОГО МИМА, МУЖЧИНЫ МАКОШИ. Таким образом, мы узнаем, что данный меч давался юным мимам храма Макоши.

На нижнем колпачке в обращенном цвете можно прочитать слова РОДА МЕЧ ДЛЯ ЯРА. Внизу повторяется слово РОД. Таким образом, надписи на нижнем колпачке дублируют сообщения на зооморфной маске.

Пожалуй, самые интересные надписи находятся на завернутой нижней части ножен. Слева в обращенном цвете можно прочитать слова МОРЯК ХРАМА РОДА, то есть она уточняет, к какому именно храму из святилища Яра относится данный мим и моряк. А в самом низу читается текст ДОБУДЕТ ЯРУ РОД МЕЧОМ ОСТРЫМ МИР СВОЕЙ ЯРА СТРАНЕ. Великолепный девиз, хотя выявить его из хитросплетения линий было очень сложно. Наконец, читаются слова МАСТЕРСКАЯ ЯРА – обозначение места, где был изготовлен меч Рода и его ножны.

Я также читаю надпись в виде граффити на ножнах (рис. 208). Она гласит: ПО ВОЛЕ И РАДИ ЯРА, и написана отчасти руницей.

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 208. Мое чтение граффити на ножнах
 

Таким образом и этот меч, найденный в нынешней германской Скандинавии, на шведском острове Готланд, оказался русским как с точки зрения его производителя (надписи на самих ножнах), так и с точки зрения его пользователя (граффити на ножнах). Никаких следов германской письменной традиции тут нет. Таким образом, и в XI в. так называемые скандинавские изделия были русскими.

Этот вывод подтверждает и автор статьи В. Н. Зоценко: «На основании изложенного материала становится вполне вероятным предположение, что высокие наконечники ножен мечей во второй половине X–XI в. изготовлялись мастерами двух восточноевропейских центров оружейного производства. Один из них находился в Среднем Поднепровье, скорее всего, в Киеве. Второй – в Юго-Восточной Балтии, вероятно, на Нижнем Немане в скалово-прусском (самбийском) пограничье» [54, с. 47].

Промежуточный итог. Рассмотрев скандинавские гульдгубберы, относящиеся к VII – началу VIII в. н. э., а также ножны меча начала XI в. с о. Готланд, можно однозначно сказать, что эти изделия были изготовлены русскими и для русских. Все они предназначались для моряков моря Яра (нынешнего Балтийского) и отчасти для моряков моря Макоши (нынешнего Северного). Гульдгубберы дают понять, что Русь Яра помимо Вагрии включала в себя еще и Скандию, то есть нынешние Данию, Норвегию и Швецию в их наиболее заселенных южных частях.

Сами гульдгубберы были сделаны из золотой фольги, иногда с последующим теснением, и изображали весьма состоятельных моряков, которые одновременно являлись и мимами соответствующих храмов – Яра, Мары или Макоши. Отсюда их роскошные одеяния, их дорогая стеклянная посуда и другие признаки далеко не бедной жизни. А меч считался наследием Рода, хотя был изготовлен в мастерской храма Яра.

Из этого рассмотрения 10 изделий скандинавов однозначно следует, что Рюрик как князь Киевской Руси, взяв в свою дружину помимо варягов еще и скандинавов, окружил себя исключительно русскими. Поместить наряду с ними еще и скандинавов германского происхождения он не мог чисто физически – их в IX в. просто не было.

Таким образом, весьма многочисленные рассуждения нынешних исследователей о том, что вместе с варягами и скандинавами на Русь Славян проникли совершенно иные, западноевропейские веяния и чуждая культура, лишены основания. Археология и эпиграфика свидетельствуют об обратном – о полном господстве русских как в Вагрии, так и в Скандии, то есть во всей Яровой Руси.

 
 

ПОДТВЕРЖДЕНИЯ РУССКОЙ АРХЕОЛОГИИ

 

На первый взгляд противоречат сказанному данные русской археологии, а именно: находки в северных русских городах скандинавских древностей, которые считались принадлежащими скандинавам германского происхождения и чуждыми русским. Особенно много их было найдено в Новгородском Рюриковом городище (монографию о его раскопках написал Е. Н. Носов [95]). В данном разделе я постараюсь проанализировать древности, опубликованные в его книге. К большому сожалению, в ней не приведены хорошие фотографии древностей, вместо них сделаны прориси, которые наиболее информативные части изображений передают штриховкой. Из-за этого достоверность чтений несколько снижается.

История вопроса. В 1922 г. А. А. Спицын отметил наличие на Городище «норманнских древностей», никак их не комментируя [127, с. 7]. В 1965 г. Г. Ф. Корзухина детально рассмотрела отливку фибулы, найденную на Рюриковом городище С. Н. Орловым [66, с. 45, 46, рис. 22]. От фибулы сохранилась часть, представляющая собой голову мужчины, ниже которой располагалась другая, меньшая голова, по-видимому, животного. Отливка получилась неудачной и была выброшена. Аналогия фибуле имеется в материалах Гнёздова. Стилистически и по своему сюжету: животное, пожирающее человека, – фибула близка кругу памятников Скандинавии X в., но застежек подобной формы там найдено не было. Г. Ф. Корзухина предположила, что данный тип фибул сформировался в Восточной Европе. Она также поставила вопрос: кем была сделана эта фибула нордического типа – скандинавским литейщиком, поселившимся в Приильменье, или местным жителем, усвоившим стиль заморских украшений? Позднее, упоминая вновь городищенскую находку, Г. Ф. Корзухина прямо писала, что изготовление скандинавообразных фибул было налажено на Рюриковом городище, а в Гнёздове оказалась отливка этой мастерской» [67, с. 40].

Рассмотрение рада находок. Е. Н. Носов приводит в качестве примера ряд находок на Городище. Пока рассмотрим три из них. Изображения заимствованы из [95, с. 157, рис. 62], где имеется подрисуночная подпись: «Городище. Украшения скандинавских типов IX–X вв. (коллекция подъемного материала)».

№ 101. Первое украшение. Украшение 1 представляет собой целое изделие с маской животного слева (рис. 209).

 
ВАГРИЯ. ВАРЯГИ РУСИ ЯРА.  Очерк деполитизированной истории.    ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.  ВОЗДЕЙСТВИЕ ВАГРИИ НА ИСТОРИОГРАФИЮ И ГЛОТТОГЕНЕЗ.
 
Рис. 209. Украшение 1 и мое чтение надписей
 

E. Н. Носов характеризует его так: «Необходимо упомянуть имеющуюся в коллекции подъемного материала бронзовую позолоченную застежку размерами 3,1 × 3,3 см, выполненную в довольно глубоком рельефе в виде фигуры зверя с головой, повернутой в профиль, и двумя связанными или переплетенными конечностями (рис. 62, 1). На ее обратной стороне имеется стерженек для закрепления иглы и приемник, а также ушкодержатель для цепочки. Точно такая же застежка, но чуть меньших размеров (2,9 × 2,9 см), известна нам из погребения № 857 могильника Бирки» [184, с. 353; рис. 304, б]. Ухо животного содержит надпись ВАРЯГ, выполненную как тень от выпуклого предмета. За головой видна поднятая вверх правая лапа, на которой (после поворота на 90° влево) также в виде тени можно прочитать слова: МОРЯК ЯРА. На фрагменте за лапой, также в качестве тени, начертан текст: НА ЯРА МОРЕ. Наконец, тень на центральной нижней части тела может быть прочитана как слова: МИМ ЯРА ХРАМА. Таким образом, по характеру надписей данная находка ничем не отличается от скандинавских гульдгубберов, однако в ней речь идет не о скандинаве, а о варяге. Следовательно, варяги действительно пребывали на этом месте именно в век призвания Рюрика на Ярову Русь. К сожалению, археологи не различают норманнов, скандинавов и варягов. Указание на находку аналогичного предмета в Бирке говорит о том, что и в Бирке жили русские скандинавы, которые охотно покупали изделия варягов.

135
 
 

Картина дня

))}
Loading...
наверх