Необычная история

31 389 подписчиков

Свежие комментарии

О настоящих ассасинах

Где-то в Коране Аллах повелевает пророку взирать на «строптивых» как на мышей, делать им добро и проходить мимо, — немножко гордо, но верно.
(Ф.М. Достоевский, "Подросток")

Ну что, мои дорогие геймеры и любители тайных заговоров, настало время поговорить об исмаилитской секте низаритов, всемирно прославившейся через средневековых европейских историков, а впоследствии через эти ваши игры под именем «ассасины». Это имя не имеет ничего общего с гашишем, под которым новоиспеченных низаритов якобы заставляли давать клятвы в верности имаму и после этого отправляли на смерть. На самом деле, низариты предпочитали потяжелее, но лишь пару раз в жизни и пользовались вытяжкой из семян мака (привет, героин!), а «хашишийя» их прозвали враги - сунниты. «Хашишийя» с арабского переводится как «травоеды» и как бы намекает на нищету низаритов. А они, в общем-то, и не против - Мухаммад небогато жил и нам повелел. Хотя денег у них было немало, просто все шло в дело. Ну, а теперь начнем по порядку. Стоит осилить немного букв предыстории и узнаешь, что же это за «пара раз в жизни низарита» и как он за них потом расплачивался.

Далеко-далеко в песках Египта стоял величественный город Каир с минаретами, скребущими небеса, и с многокилометровыми базарами, набитыми шелками и пряностями, с многолюдными медресе, наполненными мудрейшими учеными и богословами своего времени, и сияющими дворцами, поражающими путников своим великолепием.

То был период расцвета исмаилитского Халифата Фатимидов. В 1036 году в возрасте семи лет на престол государства взошел халиф Маад аль-Мустансир. Его почти шестидесятилетнее правление в 1036-1094 до сих пор является самым длинным халифатом в истории всех мусульманских государств. К великой скорби аль-Мустансира на вторую половину его правления выпал переломный момент в истории Фатимидского Халифата - великий голод и эпидемия чумы 1068-1072 года, восстания турецких наемников и раскол исмаилитов на две секты – низаритов и мусталитов. Все эти события положили конец могуществу Фатимидского халифата и стали предвестниками гибели государства от рук курдского военачальника Салах ад-Дина в эпоху Крестовых походов.

Незадолго до своей смерти старый халиф Мустансир под давлением своего великого визиря аль-Афдаля Шаханшаха объявил наследником престола младшего сына, Мустали, вместо оклеветанного визирем Низара, которому престол принадлежал по праву старшинства. После смерти отца и возведения на престол Мустали, Низар удалился в Александрию и стал собирать там верных людей для возвращения престола, однако в 1095 году был убит посланниками визиря аль-Афдаля, прибравшего к своим рукам всю власть в Фатимидском государстве. К этому времени верные Низару войска уже захватили несколько крепостей в горах Эльбурс, что на южном побережье Каспийского моря. В то время эти земли находились под властью суннитского султаната турок-сельджуков, использовавших багдадского халифа в качестве своей марионетки. В скором времени низаритам удалось создать разветвленную сеть укрепленных замков в горах и развернуть настоящую партизанскую войну во имя скрытого имама Низара. Все это стало возможным благодаря их лидеру - Хасану ибн Саббаху.

Одно из поздних изображений.

Одно из поздних изображений.

Когда и где родился Хасан, доподлинно неизвестно, скорее всего, где-то в Персии в середине лихих 1050-ых годов. Затем его семья переехала в персидский город Рей, что находится неподалеку от современного Тегерана. Здесь с семи лет Хасан посещает медресе, где воспитывается в русле учения шиитов-двунадесятников, классической ветви шиизма, исторически преобладавшей в Иране. В детстве и юности Хасан зарекомендовал себя общительным и обходительным учеником, искренне почитающим ислам и стремящимся к познанию. Это стремление в возрасте 17 лет свело его с Амирой Заррабом – исмаилитским проповедником, тайная сеть которых охватывала весь мусульманский мир. По методике провокационных вопросов Зарраб посеял в душе юноши сомнения в истинности ислама, который тот исповедовал. Изначально Хасан всячески старался парировать провокации проповедника и не поддаваться греховным мыслям, однако его любознательное сердце не выдержало и после прочтения исмаилитских книг, которые ему любезно предоставил Зарраб, прежде чем покинуть его, Хасан заболел страшной и неизлечимой болезнью. После своего выздоровления он окончательно разочаровался в обыкновенном шиизме и вошел в подпольную исмаилитскую общину города Рея, в которой завершил свое образование. Посвящение Хасана провел глава персидских исмаилитов, который лично посетил Рей и объяснил новоиспеченному адепту, что следующим шагом должна стать присяга Фатимидскому Халифу.

С этой целью Хасан ибн Саббах отправился в Каир в 1072 году. Его путь лежал через Азербайджанские земли, где он чуть не был арестован сельджукскими властями за проповеди, сеющие смуту среди местных жителей – уже тогда он отличался особым красноречием. После долгого пути, в 1078 году Хасан достиг Египта, где прожил в общей сложности три года, изучая древние рукописи и общаясь с виднейшими учеными и философами Фатимидского Халифата в богатых библиотеках и медресе Каира и Александрии. Вряд ли он в самом деле был удостоен личной аудиенции халифа Мустансира, но зарекомендовал себя как хороший ученик и верный адепт учения. Кроме того, он свел знакомство с влиятельными людьми при дворе, поддерживавшими принца Низара. В итоге, он оказался замешан в заговоре, организованном сторонниками старшего наследника, и выслан из Египта в Палестину по указу великого визиря. Оттуда его должны были увести в Северную Африку и продать на невольничьем рынке, однако корабль попал в шторм и разбился у берегов Сирии. Здесь Хасан благодаря своей харизме, глубокой эрудиции и смекалке собрал вокруг себя рассеянных по стране сторонников Низара и начал действовать.

Еще во время своего путешествия из Рея в Каир, Хасан обратил внимание на горную страну дейлимитов, что располагается высоко в горах к югу от Каспия. Дейлимиты одними из первых в Персии приняли ислам, однако в силу своей отдаленности от внешнего мира, подчинялись мусульманским властителям лишь формально. На деле они продолжали соблюдать свои древние обычаи и подчиняться многочисленным вождям, живших в неприступных горных крепостях, крупнейшей из которых являлся Аламут, что в переводе с местного наречия значит «учение орла». Хасан сразу положил глаз на эту крепость и решил сделать ее своей столицей. С самого начала он стал действовать хитростью, ибо по-другому взять Аламут небольшой группе низаритов-изгнанников было невозможно. Хасан отправил своих проповедников в близлежащие деревушки, и они стали склонять на свою сторону местных жителей проверенными исмаилитскими методами. Кроме того, несколько проповедников под видом торговцев проникли в Аламут и стали сеять сомнения в сердцах местного гарнизона. Среди этих проповедников был и сам Хасан. После нескольких месяцев подобной проповеди, небольшая армия Хасана торжественно вошла в Аламут, ворота которого открыли солдаты гарнизона под личным руководством проповедника, перед этим повесившие местного царька и верных ему воинов. Последующий 35 лет своей жизни до самой кончины Хасан ибн Саббах провел в этой неприступной крепости высоко в горах, отдавая приказы, влиявшие на ход истории и изучая кипы книг, которые ему доставляли со всего света. Вскоре власть низаритов была установлена в окрестностях замка: некоторые деревни присягнули добровольно, другие пришлось убеждать кровавым террором. В начале 1090-ых годов агенты Хасана захватили множество горных крепостей с близлежащими деревушками на территории Персии и Сирии, большая часть которых располагались в горах Эльбурс и местности Кухистан на нынешней границе Ирана и Афганистана. Сам Хасан встал во главе скрытого государства низаритов, состоящего из множества анклавов. Он никогда не провозглашал себя имамом, так как считал себя лишь слугой и проводником воли законного имама Низара, пребывающего в скрытом состоянии. Община почтительно называла Хасана старейшиной («шейх» по-арабски и «пир» по-персидски). Это объясняется тем, что лидер низаритов презирал прочие титулы, в то время как вызывал страх у величайших монархов Европы и Востока того времени. Слава Старца Горы, как прозвали Хасана европейские летописи, распространилась далеко за пределы Ближнего Востока благодаря тайне, окружавшей орден низаритов, и глубокой преданности профессиональных убийц своему шейху. Так послушай же, как он добивался такой преданности.

Неприступный Аламут.

Неприступный Аламут.

Обустроившись в Аламуте, Хасан ибн Саббах повелел разбить в долине за крепостью райские сады. Во время постройки он повелел следовать тому описанию Рая, которое дал Мухаммеду Аллах в Священном Коране. В саду росли всевозможные фруктовые деревья и текли реки из вина, молока и меда. В изысканных беседках обитали прекрасные девушки, в совершенстве владевшие музыкальными инструментами и знавшие множество старинных сказок и стихов. После долгих лет обучения, проверок в преданности шейху и аскетической жизни в замке Аламут, новообращенного воина погружали в глубокий сон при помощи волшебных снадобий Старца Горы, основным компонентом которых являлась вытяжка из красного цветка мака. Затем, спящего переносили в устроенный Хасаном Рай на земле. Здесь он какое-то время разгуливал в тени фруктовых деревьев, общался с роскошными девушками и вкушал сладкие яства, запивая их вином, буквально струившимся реками. Когда молодой человек начинал засыпать, одна из гурий вновь давала ему волшебное снадобье, от которого тот погружался в глубокий сон. Тогда его переносили обратно в Аламут и бросали на холодный пол к ногам Хасана. Когда низарит просыпался, то видел себя распластанным на полу у ног шейха, который уверял воина, что тот только что побывал в самом настоящем Раю и что он может очутиться там после смерти по его велению, если будет верно и безотчетно исполнять его приказы. С тех пор воин начинал верить в истинное всемогущество своего шейха и выказывал ему полное повиновение. По сообщению единственного европейца, побывавшего в крепости Аламут и сумевшего выбраться из нее невредимым, Генриха, графа Шампанского, Хасан ибн Саббах, дабы продемонстрировать ему силу повиновения своих подданных, приказал четырем из них немедленно спрыгнуть с высокой башни Аламута на острые скалы. Воины, не задумываясь, поспешили выполнить приказ, предвкушая ожидающие их райские кущи.

О настоящих ассасинах, изображение №3

Таким образом, Хасану удалось создать орден фанатиков, полностью преданных его воле. В замках низаритов их обучали европейским языкам наравне с арабским и персидским, а также различным техникам боя и владения оружием. Первой громкой жертвой ордена стал визирь Сельджукского султаната, публично объявивший им войну – Низам аль-Мульк. Двое низаритов под видом дервишей подошли к его паланкину, выносимому слугами из дворца для аудиенций, и закололи его ножами, после чего выпили яд, чтобы не выдать тайных сведений врагам.

Аламут в наши дни.

Аламут в наши дни.

Хасан ибн Саббах отошел в мир иной после короткой болезни в мае 1124 года, предварительно назначив своим преемником Бузурумида, коменданта крепости Ламасар, с самого начала бывшего верным помощником шейха в его делах. Вскоре после смерти Хасана за ним были посланы гонцы. Он руководил низаритами без малого двадцать лет, еще более упрочив авторитет тайного ордена на Ближнем Востоке. Еще со времен Хасана ибн Саббаха могущественнейшие короли Европы платили Старцу Горы дань, чтобы избежать разящего клинка его воинов. Тех, кто отказывался водить дружбу с шейхами низаритов, ожидала неминуемая смерть, где бы они ни находились. Так в 1092 году был заколот Конрад Монферратский по дороге в Иерусалим, где на него должны были возложить венец Иерусалимского Королевства. Именно в эпоху Крестовых походов секта низаритов добилась пика своего могущества и оставалась на нем вплоть до 1256 года, когда была сметена с лица истории монгольскими ордами хана Хулагу вместе с багдадским халифом, Сельджукским султанатом и всем старым Востоком.

Монгольское нашествие на Аламут.

Монгольское нашествие на Аламут.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх