Необычная история

31 341 подписчик

Свежие комментарии

  • Ivan Daraktchiev
    Нельзя строить истории из-за легенд – надо основываться на фактов и докладах хронистов. ПВЛ есть легендарный рассказ ...Где крестился кня...
  • M T
    Московия - "общественный договор"? Точно! Между ханом и холопами. При чем, со времен мифического "свержения ордынског..."Московия" - стра...
  • M T
    "...самих литовцев было очень мало"? Фальшивая версия псевдо-"истории", которую проходили в советской средней школе -..."Московия" - стра...

Александр Широкорад: Польша — самый давний и надежный враг России

В армии Гитлера, как и у Наполеона, поляки составляли значимую часть иностранного контингента

Александр Широкорад: Польша - самый давний и надежный враг России
Фото: ТАСС

Польская политика XXI века мало отличается от политики Речи Посполитой в XVI-XVIII веках и Польши Пилсудского 1918−1939 годов. Опять стремление стать лидером Европы, обмануть и обобрать соседние страны, ну, а при возможности, захватить их территории.

Ни военная, ни экономическая роль Польши явно не соответствует её претензиям. В экономическом и военном отношениях Польша — содержанка ЕС и США. Главный и единственный аргумент в претензиях Варшавы — потеря 6 миллионов населения Польши во Второй мировой войне. Это даёт ей основания добиваться новых огромных репараций от Германии. Поляки требуют, чтобы представительство в ЕС было не по числу жителей стран, входящих в ЕС, а по числу погибших в 1939—1945 годах.

То, что во Второй мировой войне погибло от 7 до 8,5 миллионов немцев (по разным источникам), 30 миллионов граждан СССР и 20 миллионов китайцев, Варшава в расчёт не берёт из-за недостойного, по её мнению, поведения этих стран. Достойно могла себя вести, разумеется, только Польша.

Ну, что ж, нам придётся заняться столь скучным делом, как статистика. Предположим, что потери населения Польши составили 6 млн.

человек. Однако свыше 3 миллионов из них приходится на евреев, которых убили немцы, причём часто с помощью поляков.

В кампанию сентября-октября 1939 года поляки потеряли убитыми максимум 66 тыс. человек. 77 тысяч бывших польских пленных вступили в армию генерала Андерса, сформированную в СССР. Однако оная армия не пожелала сражаться на Восточном фронте и отправилась воевать в Северную Африку, Италию, Германию. Потери армии Андерса — всего 2197 человек. А куда делись остальные 2,21 миллиона убиенных поляков?

Начну с того, что сразу после вступления Красной Армии в сентябре 1939 года на земли Западных Белоруссии и Украины Польша не объявляла СССР войну. Для этого была объективная причина. В то время польское правительство переезжало в Румынию и было крайне озабочено вывозом золотого запаса страны.

В октябре 1939 года французское правительство оперативно собрало несколько известных поляков, проживавших во Франции, и назначило их «польским правительством в изгнании». Премьер-министром его французы назначили генерала Владислава Сикорского.

И эта кучка назначенцев 18 декабря 1939 года объявила СССР войну. Повод для войны был смехотворен — СССР передал Литовской республике город Вильно с областью. Между прочим, Вильно ещё в XIII веке был литовским городом, и вот «варвары большевики» освободили Вильнюсскую область и передали её буржуазной Литве. Ну, а о том, что летом 1940 года Литва станет советской, в Европе никто и не думал, как, впрочем, и в Кремле.

Стоило из-за этого объявлять войну? Дело в том, что 30 ноября 1939 года началась советско-финская война, и поляки попросились воевать в Финляндию. Пан Сикорский пообещал Лондону и Парижу собрать во Франции стотысячную рать.

Кроме того, в тылу Красной Армии уже в октябре 1939 года начали действовать банды поляков, позже объединившихся в Армию Крайову (АК). С целью придания им легитимности и была начата советско-польская война. Мол, теперь мы не бандиты, а военные, подчиняющиеся законному правительству в городке Анжу (старинный французский городок в 300 км от Парижа, ставший резиденцией «польского правительства»).

Немцы на захваченных польских землях организовали Генерал-губернаторство со столицей в Кракове. Там подразделения АК вели себя совсем иначе, чем на востоке. Они получили приказ эмигрантского правительства «держать ружьё у ноги», то есть законспирироваться, дабы немцы о них и не знали. Это не всегда удавалось, и в 1940—1943 годах произошло несколько стычек с немцами, причём потери поляков были минимальными.

Зачем «держать ружьё у ноги»? Да ждать, когда Германия нападёт на СССР или даже спровоцировать войну.

В нашей прессе с хрущёвских времён высмеиваются призывы советского руководства в первой половине 1941 года «не поддаваться на провокации». Мол, из-за этого многие командиры были серьёзно дезориентированы в первые часы войны. Всё верно. Но почему-то никто не заинтересовался, а каких провокаций так опасался Сталин? Кто мог в 1941 года устроить провокацию на советско-германской границе?

Гитлер? Зачем же ему нужно было лишать себя фактора внезапности и дать возможность СССР начать всеобщую мобилизацию? Неужто и без провокаций Геббельс не сумел бы объяснить немцам причины нападения на СССР? Так может быть кучка германских офицеров без санкции руководства решилась бы на провокацию, чтобы развязать войну с СССР? Увы, и это исключено.

Руководство АК действительно планировало нападение своих подразделений, одетых в германскую форму, на советских пограничников. Мог начаться бой с применением артиллерии — и, как говорится, пошло-поехало.

Пока поляки «держали ружьё у ноги» в 1941—1943 годах, Армия Крайова существенно окрепла. Арсенал её пополнился оружием бывшей польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 году, и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск. А с начала 1944 года американские летающие крепости «Либерейтор» Б-24, действовавшие с итальянских аэродромов, регулярно сбрасывали оружие на парашютах. Армия Крайова таким образом получила от западных союзников тысячи единиц лёгкого вооружения, включая миномёты и крупнокалиберные пулемёты, а также современные мощные радиостанции. На парашютах доставлялись и польские офицеры, прошедшие обучение диверсионной деятельности в Англии и США.

В связи с успехами Красной Армии эмигрантское правительство и руководство Армии Крайовой разработали план операции «Буря». Согласно ему, части АК должны были при отступлении немцев занимать крупные города, создавая там гражданскую и военную администрации, подчинённые Лондону, и встречать советские войска в роли хозяев, то есть законных властей. Для реализации плана предполагалось привлечь до 80 тыс. членов Армии Крайовой, находившихся главным образом в восточных и юго-восточных воеводствах Польши и на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии.

Польские генералы помнили, как в ноябре-декабре 1918 года кайзеровские войска уходили с территории Украины и Польши, а Красная Армия продвигалась слишком медленно. В результате полякам удавалось захватить огромные пустые территории. Но в 1944 году на Восточном фронте была совсем другая картина. Немцы сравнительно редко оставляли без боя населённые пункты. В большинстве случаев за каждый город шли упорные и кровопролитные бои, а германские войска постоянно переходили в контратаки.

В ходе операции «Буря» поляки после отхода немцев надеялись захватить города Вильнюс (Вильну) и Львов. Но обе попытки сорвались.

Крупнейшей акцией Армии Крайовой в реализации плана «Буря» стало Варшавское восстание. План этой операции особо тщательно готовился в Лондоне как поляками, так и британскими спецслужбами. Около 40 тысяч бойцов Армии Крайовой тайно проникли в столицу. В течение трёх дней они должны были освободить от немцев Варшаву. После захвата мест, пригодных для посадки самолётов, из Лондона должно было быть переброшено эмигрантское правительство, а из Шотландии — воздушно-десантная польская бригада.

Советские войска к началу восстания (1 августа 1944 года) находились в нескольких десятках километров от Варшавы. И, по расчётам польских генералов, части Красной Армии, подойдя к польской столице, должны были обнаружить там законное правительство и не менее чем 100-тысячную польскую армию, состоявшую из бойцов Армии Крайовой, мобилизованных варшавян и переброшенных по воздуху солдат из Англии и Италии.

Тут, на мой взгляд, Гитлер допустил непоправимую стратегическую ошибку. Следовало отвести части Вермахта от Варшавы и тихо ждать начала войны между западными союзниками и СССР. Ну, а то, что такая война была вполне возможна, говорит подготовка войск Англии и США к операции «Немыслимое».

Командующий частями АК в Варшаве генерал Бур-Комаровский издал приказ:

«Комендант Армии Крайовой обязал подавить всякие попытки поддержки Советов. Немцы удирают. К борьбе с Советами! Да здравствует свободная Польша!»

Войска 1-го Белорусского фронта в ходе наступления с 23 июня по 1 сентября 1944 года прошли с боями свыше 500 км и потеряли 114,4 тыс. солдат и офицеров. Взять Варшаву они физически не могли.

Восстание продолжалось 63 дня. Погибли или пропали без вести 18 тыс. повстанцев. Около 25 тыс. были ранены, в том числе 6500 — тяжело. Погибли 180 тыс. мирных жителей Варшавы. Почти полностью был разрушен город.

Ну, а далее АК начала войну с Красной Армией. Формально АК была распущена эмигрантским правительством 19 января 1945 года. Но фактически её части продолжали войну с Советами до 1947 года. Только в 1945 году «аковцы» убили не менее 10 тысяч советских солдат и офицеров.

Бандитов на территории Западной Белоруссии активно поддерживали польские ксендзы. В секретном документе ЦК Компартии Белоруссии за июль 1947 года говорилось: «Факты показывают, что застрельщиками и вдохновителями антисоветской борьбы польских националистов, пошедших на службу к англо-американским реакционерам, чаще всего являются представители реакционного католического духовенства — ксендзы и руководимый ими костельный актив».

Любопытно, что в том же документе предлагает секретарь ЦК КБ (б) Белоруссии Н. Нусаров: «Целесообразно через Совет по делам православной церкви рекомендовать Патриарху и Синоду православной церкви послать в западные области БССР, особенно в районы с большим преобладанием католиков, хорошо подготовленных православных священников, которые сумели бы поколебать фанатизм католика».

В боях с Красной Армией в 1939—1947 годах поляки потеряли около 100 тысяч человек. Но все эти потери не дотягивают до трёх миллионов. Но мы забыли о 700 тысячах поляков, воевавших на стороне немцев. Польские власти вообще не хотят говорить об этих 700 тысячах своих соотечественников. А когда их припирают, говорят, что, мол, злодеи-немцы насильно мобилизовали бедных поляков. Увы, никакой мобилизации ни в Вермахт, ни в части СС немцы не вели не только среди поляков, но и среди русских, французов и т. д. В СС поляки поступали непосредственно добровольцами, а в Вермахт — по несколько иной схеме.

Для начала пан всеми правдами и неправдами доказывал, что он никак не поляк, а природный немец. Причём, германские власти не только не приветствовали эту метаморфозу, но и чинили пану всяческие препятствия. Ну а раз назвался груздем — полезай в кузов: отправляйся в Вермахт защищать свой фатерланд.

Вспомним, что в армии Наполеона поляки занимали второе мест после этнических французов, совсем ненамного уступая им в численности. Ну а в советских лагерях военнопленных оказалось 60 277 польских «туристов» в униформе Вермахта и войск СС. Причем, пять пленных поляков служили у немцев… в генеральских чинах. Для сравнения, в этих же лагерях оказались 48 957 итальянцев, 23 136 француза, 2377 финнов и 452 испанца. Вклад польского народа во Вторую мировую войну вполне очевиден!

На Западном фронте только британские войска с июня 1944 года по апрель 1945 года взяли в плен 68,7 тысяч поляков в форме Вермахта и СС. Всего в СС, Вермахте и «синей» полиции, созданной немцами в Генерал-губернаторстве, служили, как уже было сказано, до 700 тысяч поляков.

Надо отдать справедливость Войску Польскому, воевавшему в составе 1-го Белорусского фронта. К концу 1945 года его численность достигла 200 тыс. человек. Однако Войско было сформировано в СССР в 1939 году и несколько раз меняло своё название. Главный же секрет Войска — это гражданство его личного состава. Менее 50% его составляли поляки, проживавшие в границах Польши на 1938 год, 15% составляли поляки — уроженцы СССР, а остальные — природные русаки, зачисленные в поляки советскими генералами.

А теперь на основе изложенных фактов попробуем разобраться, кем в 1939—1945 годах Польша приходилась СССР — союзником или врагом.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх